Главная » Статьи » Великобритания » Англо-турецкие отношения

На разных языках
Добавлено 22.10.2022, 18:27

Известия, 17 ноября 1926, № 266 (2897), стр. 2

На разных языках

Свидание т. Чичерина с министром иностранных дел Турции г. Тевфик-Рушди-беем привлекло всеобщее внимание. Буржуазные политики и журналисты наперебой стараются вскрыть «истинный смысл» этого свидания.

За произнесенными в Одессе полными искренней дружбы словами они видят все, что угодно, но только не то, что следует из этих слов. Они не мыслят отношений между народами иначе, как «по образу и подобию своему». «Восточная Лага Наций», «Паназиатский союз», «борьба против Италии и Англии» и т. д.— вот их об’яснение одесского свидания.

Но они не видят другого, настоящего. Они как будто забыли, что Советский Союз и Турция одинаково, как сказал т. Чичерин, «прошли через все испытания», в то время, когда их стремился задушить империализм, что «сейчас эти времена прошли безвозвратно и обе страны сосредоточили свои силы на мирной работе, на развитии творческих сил народных масс».

Они как будто не замечают, что связывает народы Турции и Советского Союза. «СССР борется,— говорил т. Чичерин,— против попыток империализма экономически его поработить, против попыток заставить его платить царские долги и так далее; турецкий народ борется против попыток отнять у него экономическую и политическую независимость».

Командир турецкого крейсера г. Гюстю-бей, как бы развивая мысли т. Чичерина, сказал: «Турецкий народ должен быть в тесном контакте с народами Союза Республик, чтобы на Черном море была единая семья». Г. Тевфик-Рушди-бей резюмировал происшедший в Одессе обмен мнений в таких словах: «Тесная дружба СССР с Турцией является одним из необходимых условий всеобщего мира, а также мирной атмосферы на Ближнем Востоке».

На таком языке, чуждом каких бы то ни было агрессивных намерений, языке мира, братства, полного равенства и дружбы говорили в Одессе советские и турецкие дипломаты. На таком языке говорит также советская и турецкая печать.

Совершенно другим языком разговаривают с Турцией западные дипломаты и журналисты.

В этом отношении чрезвычайно показательны статьи официозных английских журналистов: Авгура — в октябрьском номере «Фортнайтли Ревью» и Польсона Ньюмана — в октябрьском номере «Найнтинос Сенчюри».

Не раз уже цитированный нашей печатью Авгур, например, заявляет, что, поскольку самой большой проблемой для Италии является проблема «избытка населения», постольку неизбежно, что «глаза итальянцев, обращаются к пустынным пространствам в Малой Азии, где некультурное правительство превращает плодородную страну в пустыню». Далее он развивает ту мысль, что острова Додеканеса являются для итальянцев «прекрасным трамплином для прыжка в Малую Азию» и что «этому нельзя воспрепятствовать».

Польсон Ньюман развивает эту тему далее и доказывает, что единственной возможностью для Турции гарантировать себя от итальянской опасности является соглашение с Англией и отказ от самостоятельной национальной политики. Он прямо заявляет, что «Турция не в состоянии устоять совершенно самостоятельно, без какого бы то ни было иностранного влияния... она должна подчиниться западному руководству» иначе «в один прекрасный день она увидит, что потеряла свою территорию».

Далее Ньюман пишет буквально следующее: «Повидимому, единственное средство, которым располагает Турция для того, чтобы спасти себя от этой опасности, заключается в постепенном изменении своей политики таким образом, чтобы позволить европейским элементам, дружественно настроенным по отношению к ней, направлять ее. Теперь, когда отношения между Великобританией и Турцией удовлетворительны, повидиному, нет препятствий к тому, чтобы окончательное сближение между обеими странами могло быть достигнуто в интересах обеих сторон. Что касается Турции, то подобное сближение сделало бы позицию Турции вдвойне прочной, т. к., с одной стороны, оно способствовало бы коммерческому благосостоянию страны, а с другой, — предохраняло бы ее от агрессивных действий извне. Что касается Великобритании, то это бы облегчило нашу иностранную политику по отношению к России и Персии, облегчило бы задачу нашего иракского мандата, усилило бы имперские пути сообщения с Индией и сделало бы менее напряженным положение в Египте, где на нашу сторону перешли бы турецкие элементы египетского населения, которые во многих отношениях обладают наибольшим влиянием в деле осуществления пашей египетской политики». В последней фразе изумительно выпукло очерчены агрессивные намерения английской политики по отношению к СССР и Ближнему Востоку, осуществлению которых мешает независимая мирная политика Турции и Советского Союза.

Но все это было бы «страшно», если бы не было в значительной степени только сладкой мечтой твердолобой империалистической дипломатии. Не так уже ужасна для Турции международная обстановка, как ее стараются «намалевать» Авгуры и Ньюманы. Политика мира отражает интересы не только народов Советского Союза или побежденных народов Запада, но и стремящихся к строительству новой жизни народов Востока. Эта же политика отвечает чаяниям и широких народных масс самих империалистических государств. Противоречия интересов этих государств, несмотря ни на какие «блоки», также связывают их в их намерениях насильственно пробираться хотя бы только в Малую Азию.

Западная дипломатия знает только один язык при сношениях с Востоком — язык угрозы. Но национальная Турция 1926 г., «прошедшая через все испытания» борьбы за независимость, это не Оттоманская Империя, и разговаривать с ней языком угрозы, хотя бы и подслащенной обещанием выгод, уже нельзя, Это едва ли приведет к той цели, которую ставит себе западная политика.

С. ИРАНСКИЙ.


Категория: Советско-турецкие отношения, Англо-турецкие отношения, Итало-турецкие отношения, Статьи по датам | Просмотров: 65 |