Главная » Статьи » Великобритания » Разрыв дипломатических отношений Англии с СССР 1927

Наш ответ английскому правительству
Добавлено 04.03.2017, 23:12

Советская Сибирь, 1 марта 1927, № 49 (2190), стр. 1

Выгодно ли Англии расторжение торгового договора с СССР.

* * *

Советское правительство никогда не давало обязательств запрещать критику буржуазного строя

* * *

Голословное обвинение и грубость английских министров мешают нормальным отношениям между СССР и Англией.

* * *

Восстановить дружеские отношения — неизменное желание советского правительства.

* * *

Наш ответ английскому правительству

Ответная нота замнаркоминдела т. Литвинова на ноту английского министра иностранных дел Остина Чемберлена, переданная 26 февраля поверенному в делах Великобритании в Москве — Питерсу.

Поверенному в делах Великобритании в Москве Питерсу.

Временный поверенный в делах СССР в Великобритании передал мне по телеграфу врученную ему 23 февраля и опубликованную в тот же день в английской прессе ноту за подписью статс-секретаря по иностранным делам сэра Остина Чемберлена.

ПЕРВОЕ. Нота начинается с констатирования совершенно бесспорного факта неудовлетворительности отношений существующих между СССР и Великобританией. Неудовлетворительность этих отношений сэр Остин Чемберлен пытается объяснить в ноте, как это раньше часто делал в своих публичных выступлениях в парламенте и вне его, предполагаемыми нарушениями со стороны светского правительства взятых на себя перед Великобританией обязательств в области пропаганды. В ноте приводится дословно соглашение, подписанное советским правительством 4 июня 1923 года, гласящее, что «советское правительство обязывается не поддерживать деньгами или каким либо другим образом лиц, организаций, агентств и учреждений, ставящих себе целью сеять неудовольствия и разжигать мятеж в какой либо части Британской империи, а также обязуется внушать своим чиновникам и должностным лицам необходимость полного и беспрерывного соблюдения этих условий».

ВТОРОЕ. В течение истекших со дня подписания означенного соглашения трех с половиной лет, великобританское правительство неоднократно обращалось по адресу советского правительства непосредственно и путем публичных выступлений с упреками по поводу мнимых нарушений означенного соглашения. Отводя эти упреки, советское правительство всегда требовало их обоснования указанием на какие либо конкретные случаи. Нарушение обязательства, принятого на себя в том же 1923 году от имени великобританского правительства тогдашним министром иностранных дел лордом Керзоном, доводить немедленно до сведения советского правительства о предполагаемых случаях нарушения и не давать таким случаям накопляться без предъявления обвинений, великобританское правительство доныне предпочитало делать советскому правительству общие огульные упреки, никогда не детализируя их, за исключением одного лишь случая, когда во время общих выборов в Великобритании в 1924 году была сделана неудачная попытка подкрепить обвинение ссылкой на известное, имеющее уже историческое значение, так называемое «письмо Зиновьева» —тогдашнего председателя Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала. Но советское правительство заявив тогда же, что оно не может принимать на себя ответственность за действия международной организации, руководимой и контролируемой делегатами коммунистических партий разных стран, согласилось, однако, в виду особой политической роли, которую письмо могло сыграть, на любую экспертизу письма и признание решения любой третейской инстанции. Отклонение предложения советского правительства великобританским правительством не могло быть понято иначе, как взятие обратно обвинения. С тех пор подложность письма не вызывала больше ни у кого никаких сомнений, в том числе в кругах рабочей партии, находившейся в Англии у власти в момент предъявления означенного обвинения. Таким образом, единственное конкретное обвинение было основано на подложном документе. При этом ни одно из лиц, введших в заблуждение великобританск. правительство не было наказано, хотя это подложное письмо создало одно время угрозу миру и чрезвычайно обострило отношения между обоими государствами и наложило отпечаток на все дальнейшее развитие англо-советских отношений.

ТРЕТЬЕ. Цитируя соглашение от 4 июня 1923 года сэр Остин Чемберлен на протяжении всей ноты также не приводит ни одного случая нарушения советским правительством этого соглашения, т. е. ни одного случая «сеяния неудовольствия или разжигания мятежа в какой либо части Британской империи». Нота британского правительства перечисляет лишь ряд публичных выступлений советских деятелей внутри СССР и газетных статей, появившихся в советской печати. Должен поэтому напомнить, что между СССР и Великобританией не существует никаких соглашений, которые ограничивали бы свободу слова и печати внутри пределов обоих стран. Как великобританское правительство не брало на себя обязательства за своих граждан хвалить или критиковать социально-политический строй советского государства, так и советское правительство не обязывалось требовать от своих граждан, чтобы они хвалили или критиковали социально-политический строй Великобритании и вообще капиталистических стран. В торговом соглашении 1921 года, в нарушении которого советское правительство также неоднократно голословно обвинялось, статья о пропаганде обязывает обе стороны лишь «воздерживаться от враждебных действий, или мероприятий против другой стороны, равно, как ведения вне собственных ее пределов какой либо официальной, прямой или косвенной пропаганды против учреждений Британской империи или Российской Советской Республики». Под ведение под действие соглашения 1923 года или договора 1921 года печатных или устных выступлений в пределах СССР является произвольным расширением рамок этих соглашений.

Чичерин и Литвинов
Товарищи Чичерин и Литвинов

ЧЕТВЕРТОЕ. Я мог бы привести множество примеров широкого пользования, и, к сожалению, весьма неумеренного, злоупотребления правом ведения пропаганды в пределах Великобритании против СССР со стороны членов великобританского правительства. Ограничусь лишь несколькими примерами. Выступая в Ботфорде 20 июня статс-секретарь по делам Индии лорд Биркенхед, говоря о Москве и советском правительстве, заявил, что это «банда убийц и разбойников» («Морнинг Пост» от 22 июня 1925 года). На собрании консерваторов в Танбридже и Уэльсе канцлер казначейства мистер Винстон Черчилль нападал на британских социалистов, заявил: «За спиной этого злополучного движения стоит темная сила Москвы. Там мы имеем, чего никогда не имели, — банду международных заговорщиков, созданную из подонков больших городов Европы и Америки, деспотически завладевшую всеми огромными ресурсами того, что некогда было знаменитой и могущественной российской империей». («Морнинг Пост» 30 ноября 1925 г.).

В другом месте, именно в Болтоне, — мистер Черчилль отозвался о советском правительстве как «о темных заговоршиках московского Кремля» («Дейли Телеграф» 22 июня 1926 года). Подобные же выпады можно найти в выступлениях статс-секретаря по делам колоний мистера Эмери, статс-секретаря по делам авиации сэра Самуэля Хора, статс-секретаря по военным делам сэра Ламинга, Вортингтона Эвенса и других, не говоря уже об их единомышленниках членах консервативной партии, как Кук, назвавшего на конференции консервативной партия в Скарборо 7-го октября 1926 года советское правительство «группой международных кровопийц» («Морнинг Пост» от 8 октября 1926 года), так командора Доктор Лемпсона, сэр Вильямса, Девиссона и других.

Еще более резкими нападками на Союз Советских Социалистических Республик изобилует пресса правящей консервативной партии, изо дня в день поносящая советские учреждения и советское правительство, его представителей в Лондоне, распространяющая невероятнейшие фантастические выдумки о положении Союза Советских Социалистических Республик. Нельзя при этом не отметить, что представители Великобритании в Москве, пользуясь одинаковыми привилегиями с дипломатическими представителями других стран, никогда не подвергались оскорблениям и поношениям со стороны советской прессы, каким подвергались представители советского правительства в Лондоне со стороны английской консервативной прессы:

ПЯТОЕ. Подобных вышеизложенным резких выпадов по адресу Великобритании и измышлений о ней невозможно найти ни в советской прессе вообще, ни в тех самых статьях и речах, на которые имеется ссылка в ноте великобританского правительства. Нельзя в самом деле рассматривать, как антибританскую пропаганду анализ и оценку внешней политики великобританского правительства и его отношения к Советскому Союзу или принципиальные рассуждения партийных деятелей о неизбежности мировой революции, значения национально-революционного движения на Востоке, и, тем менее, высказанную народным комиссаром здравоохранения мысль о значении физкультуры с точки зрения революционного движения или же не имеющее никакого касательства к англо-советским взаимоотношениям, принятое итальянским правительством назначение в Италию послом Каменева, высказавшего в рамках своей партийной деятельности то или иное суждение о задачах своей партии.

Что же касается газеты «Известия», считающейся официальным органом Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР в том смысле, что в ней обязательно печатаются все декреты и распоряжения правительства — она явлается одной из распространеннейших газет, обслуживающей сотни тысяч читателей, обязанной сообщать все интересуюшие их сведения в том числе — воззвания и резолюции как советских, так и партийных учреждений.

Издающее ее учреждение также мало может быть ответственным за содержание этого рода воззваний и резолюций, как сообщения газеты о заявлениях и выступлениях антисоветского характера, в том числе в вышецитированных речах английских министров. Необходимо опять-таки повторить, что печатание любого материала, любое словесное выступление в пределах СССР не является нарушением каких либо обязательств советского правительства.

ШЕСТОЕ. Особое неудовольствие великобританского правительства, вызывают, повидимому, высказываемые советскими деятелями мнения об антисоветском направлении британской политики в третьих странах, Но, ведь, не с меньшим правом и основанием можно было бы охарактеризовать, как навязчивые идеи, постоянные указания политических деятелей и членов правительства Великобритании на мнимую вездесущность и всемогущество так называемых «советских агентов», изображаемых виновниками всех затруднений Британской империи, чуть ли не во всех уголках земного шара.

СЕДЬМОЕ. Советское правительство весьма сожалеет по поводу отмеченного в ноте великобританского правительства неудовлетворительного состояния англо-советских отношений. Оно полагает, однако, что объяснять это печальное явление взаимными обвинениями и недружелюбным тоном прессы обоих стран, значило бы выдавать причину за следствие и наоборот. Советское правительство считало бы также некорректным и недостойным искать объяснений этого явления в физиологических и психологических особенностях тех или иных великобританских государственных деятелей. Оно склонно думать, что ненормальность этих отношений выражается не только в том, что представительства обоих стран не соответствуют интересам развития отношений между Великобританией и СССР. Дело также в том, что в своем обращении с Советским Союзом великобританское правительство сознательно отступает от общепринятых международных норм и обычаев, даже элементарных приличий, что оно периодически бросает в лицо советскому правительству общие голословные обвинения, отказываясь даже от их обсуждения, что оно уклоняется от регулирования взаимных претензий, как дипломатическим путем, так и при посредстве специальных конференций, комиссий и делегаций, что оно, отклоняя обычные дипломатические пути регулирования конфликтов, позволяет себе говорить с советским правительством тоном угроз и ультиматумов, что оно, наконец, игнорируя конституцию СССР, упорно пытается в своих нотах подставить вместо формального правительства Союза партийные или даже международные учреждения. Эта же ненормальность в отношениях сказалась и в том, что великобританское правительство в своей ноте позволило себе неслыханный безпрецедентный тон в отношении народного комиссара иностранных дел Чичерина, Установленный великобританским правительством режим в отношении советского государства питает и поощряет ту враждебную кампанию, которая находит свое выражение в глубоко оскорбительных для СССР выступлениях в английском парламенте, как со стороны членов парламента, так и даже членов правительства и английской прессы. Эта кампания находит себе оценку в общественном мнении СССР, в речах и статьях советских деятелей, перечисление которых составляет главное содержание британской ноты. К атому надо добавить, что постоянные попытки британского правительства умалить и даже уничтожить значение факта восстановления дипломатических отношений, народу с имеющимися у советского правительства недавно опубликованными и вполне достоверными сведениями о продолжающихся сношениях и попытках сговора отдельных членов британского кабинета с бывшими царскими дипломатами и представителями контр-революции, работающими в пользу повторной интервенции, не позволяют общественному мнению СССР забыть о той роли, которую Великобритания играла при первой интервенции.

ВОСЬМОЕ. В конце своей ноты сэр Остит Чемберлен счел своевременным и уместным выставить угрозу полного разрыва торговых и дипломатических отношений в случае невыполнения советским правительством новых требований, не возникающих из существующих англо-советских соглашений и взаимных формальных обязательств. Заявляя, что угрозы в отношении СССР не могут запугать кого-бы то ни было в Советском Союзе, советское правительство позволяет себе высказать уверенность, что заключение торгового договора 1921 г., как и последующее восстановление дипломатических сношений соответствовали интересам и нуждам, как народов Совет ского Союза, так и Британской империи. Если нынешнее великобританское правительство полагает, что прекращение англо-советских торговых и всяких других отношений вызывается потребностями английского народа и послужит на пользу британской империи и делу всеобщего мира, оно, конечно, поступит соответствующим образом, приняв на себя полную ответственность за вытекающие отсюда последствия.

ДЕВЯТОЕ. Советское правительство с своей стороны подтверждает, что при веденные в ноте великобританского правительства заявления покойного Кра сина о желательности устранения всех существующих между обоими странами затруднений и поводов для взаимных жалоб и установления вполне нормаль ных отношений, действительно соответствуют неизменным и искренним желаниям советского правительства. Выполняя волю к миру со стороны трудящих ся масс Советского Союза в полном соответствии с такими же стремлениями широких народных масс Великобритании, советское правительство будет и впредь следовать своей миролюбивой по литике, исключающей всякую агрессивность в отношении других стран. Оно будет искренне приветствовать встречи, шаги по тому же пути к миру со стороны великобританского правительства.

Прося вас, сэр, о доведении вышеизложенного до сведения великобританского правительства, прошу вас принять уверение в совершенном моем уважении.

ЛИТВИНОВ.

Москва, 26 февраля 1927 г.


Категория: Разрыв дипломатических отношений Англии с СССР 1927, Статьи по датам | Просмотров: 911 |