Главная » Статьи » Великобритания » Речь У. Черчилля в Фултоне 5 марта 1946

Речь Черчилля в Фултоне

Правда, 11 марта 1946, № 60 (10142), стр. 4

Речь Черчилля в Фултоне

НЬЮ-ЙОРК, 5 марта. (ТАСС). Выступая в Вестминстерском колледже в Фултоне (штат Миссури), Черчилль прежде всего отметил, что его выступление происходит в присутствии президента Трумэна, который «совершил путешествие на расстояние тысячу миль для того, чтобы увеличить достоинство и значение нашего сегодняшнего собрания».

Черчилль также указал, что у него «нет никакой официальной миссии или какого-либо особого статута» и что он говорит лишь от своего собственного имени. «Поэтому,— продолжает Черчилль. — я могу позволить себе, учитывая свой жизненный опыт, коснуться проблем, ставших перед нами сразу же после нашей полной военной победы, и попытаться убедится в том, чтобы то, что было достигнуто с такими жертвами и лишениями, было сохранено ради будущей славы и безопасности человечества».

«Наши американские военные коллеги, — говорит Черчилль, — после того, как они провозгласили «общую стратегическую концепцию» и высчитали все имеющиеся ресурсы, всегда переходят к следующему шагу, а именно к методу. Здесь снова существует широкое согласие. Международная организация уже создана для основной цели — предотвращения войны. Организация Объединенных наций — преемник Лиги наций с решающим добавлением Соединенных Штатов и всего того, что это означает, — уже приступила к работе. Мы должны добиться того, чтобы ее работа была плодотворной, чтобы она стала реальностью, а не подделкой».

Для этого,— говорит Черчилль,— необходимо предложить каждой державе «выделить определенное число авиационных эскадрилий на службу международной организации. Эти эскадрильи должны проходить обучение и подготовку в собственных странах, но должны по очереди перебрасываться из одной страны в другую».

В то же время Черчилль утверждает, что «было бы неправильным и неосмотрительным доверить секретные сведения или опыт в отношении атомной бомбы, которыми располагают в настоящее время Соединенные Штаты, Великобритания и Канада, международной организации, пока она еще находится в состоянии младенчества. Было бы преступным безумием бросить ее по течению в этом все еще взбудораженном мире, в котором отсутствует единство. В любой стране ни один человек не спит хуже от того, что эти сведения, метод и сырье для создания этой бомбы в настоящее время в основном находятся в американских руках. Я не думаю, чтобы мы все могли бы так спокойно спать, если бы положение изменилось и какое-либо коммунистическое или неофашистское государство монополизировало в настоящее время эти ужасные сведения. Один страх перед ними мог быть легко использован для навязывания тоталитарных систем в свободном демократическом мире с последствиями, приводящими в ужас человеческое воображение. Бог пожелал, чтобы этого не случилось, и у нас, по крайней мере, есть передышка перед тем, как эта опасность станет перед нами, но даже и в этом случае, если не будут жалеть никаких усилий, мы все еще будем обладать столь огромным превосходством, что сможем установить эффективные средства устрашением в отношении ее использования или угрозы использования со стороны других, и, в конечном счете, когда жизненно важное братство людей будет действительно воплощено и найдет свое выражение в международной организации, эти права смогут быть ей переданы.

Теперь я перехожу ко второй опасности, грозящей очагу и простым людям, а именно — к тирании. Мы не можем закрывать глаза перед тем фактом, что свободы, которыми пользуются граждане во всей Британской империи, не существуют в значительном числе стран, причем некоторые из этих стран являются весьма могущественными. В этих государствах контроль над простыми людьми осуществляется с помощью различного рода всеобъемлющих полицейских правительств в такой степени, которая является подавляющей и противоречит всем принципам демократии. Государственная власть осуществляется неограниченно либо диктаторами, либо узкими олигархиями, действующими через посредство привилегированной партии и политической полиции. Наш долг в это время, когда трудности столь многочисленны, не заключается в насильственном вмешательстве во внутренние дела стран, которых мы не покорили во время войны. Но мы никогда не должны отказываться от бесстрашного провозглашения великих принципов свободы и прав человека, которые являются общим наследием англо-саксонского мира и которые через Великую хартию, билль о правах, Хабеас Корпус, судебное разбирательство и английское публичное право находят свое знаменитое выражение в декларации независимости».

«Сейчас, все еще придерживаясь метода осуществления нашей общей стратегической концепции, — продолжал Черчилль, — я подхожу к кульминационному пункту того, что я приехал сюда высказать. Никакое надежное предотвращение войны или постоянный рост международной организации не будут достигнуты без того, что я назвал братской ассоциацией народов, говорящих на английском языке. Это означает особые отношения между Британским содружеством наций и империей, с одной стороны, и Соединенными Штатами, с другой. Сейчас не время говорить общие фразы. Я осмелюсь быть точным. Британская ассоциация требует не только растущей дружбы и взаимопонимания между нашими двумя обширными и родственными системами общества, но и сохранения близких отношений между нашими военными советниками, проведения совместного изучения возможных опасностей, однотипности оружия и учебных пособий, а также обмена офицерами и слушателями в колледжах. Это должно сопровождаться сохранением нынешних условий, созданных в интересах взаимной безопасности, путем совместного использовании всех военно-морских и авиационных баз, принадлежащих обеим странам, во всем мире. Это, возможно, удвоило бы мобильность американского флота и авиации. Это сильно увеличит мобильность британских имперских вооруженных сил и может вполне привести, если мир успокоится и по мере его успокоения, к значительной финансовой экономии. Мы уже используем совместно большое количество островов, и еще больше, возможно, будет передано в наше общее ведение в ближайшем будущем.

Соединенные Штаты уже имеют постоянное соглашение об обороне с доминионом Канадой, которая так предана Британскому содружеству наций и империи. Это соглашение более эффективно, чем многие, которые часто заключались на основе формальных союзов. Этот принцип должен быть распространен на все Британское содружество наций с полной взаимностью. Таким образом, что бы ни случилось и только так, мы обезопасим себя и будем в состоянии работать вместе во имя высоких и простых целей, которые дороги нам и не таят никакого зла по отношению к кому-либо. Впоследствии может возникнуть принцип общего гражданства, но мы можем удовлетвориться тем, чтобы предоставить это судьбе, простертую длань которой многие из нас могут ясно видеть.

Однако существует важный вопрос, который мы должны задать себе. Не будет ли особая связь между Соединенными Штатами и Британским содружеством наций несовместимой с нашей преданностью международной организации, имеющей самое важное значение? Я отвечаю, что, наоборот, это, пожалуй, единственное средство, с помощью которого эта организация достигнет своего полного развития и силы. Уже существуют особые связи между Соединенными Штатами и Канадой и между Соединенными Штатами и Южно-Американскими республиками. Мы имеем также наш 20-летний договор о сотрудничестве и взаимопомощи с Советской Россией. Я согласен с Бевином, что этот договор вполне мог бы быть 50-летним».

По утверждению Черчилля предлагаемый им англо-американский военный союз не противоречит уставу организации Объединенных наций и будто бы необходим для предупреждения третьей мировой войны.

Черчилль советует поспешить с образованием англо-американского военного союза. Он заявляет, что «тень пала на те поля, которые еще совсем недавно были освещены победой союзников. Никто не знает, что Советская Россия и ее коммунистическая международная организация намереваются сделать в ближайшем будущем или каковы границы, если таковые существуют, их экспансионистских тенденций и стремлений к прозелитизму. Я глубоко восхищаюсь и чту доблестный русский народ и моего товарища военного времени маршала Сталина. Англия и эта страна, несомненно, тоже относятся сочувственно и благожелательно коI всем народам России, и они полны решимости, несмотря на многочисленные разногласия и неудачи, установить прочную дружбу. Мы понимаем, что русские должны чувствовать себя в безопасности на своих западных границах от какого-либо возобновления германской агрессии. Мы приветствуем занятие Россией полагающегося ей места среди руководящих наций мира. Более всего мы приветствуем последовательный и непрерывно укрепляющийся контакт между русским народом и нашим народом на обеих сторонах Атлантики. Однако моя обязанность заключается в том, чтобы представить вам некоторые факты о нынешнем положении в Европе.

От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике железная завеса спустилась на континент. За этой линией хранятся все сокровища древних государств Центральной и Восточной Европы. Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София — все эти знаменитые города и население в их районах находятся в советской сфере и все подчиняются в той или иной форме не только советскому влиянию, но и в значительной степени увеличивающемуся контролю Москвы. Только Афины с их бессмертной славой свободны решать свое будущее на выборах под наблюдением англичан, американцев и французов. Польское правительство, находящееся под господством русских, поощрялось к огромным и несправедливым посягательствам на Германию. Имеет место массовое изгнание миллионов немцев в масштабах, которые мы, к сожалению, не могли вообразить.

Коммунистические партии, которые были очень незначительны во всех этих восточных государствах Европы, достигли исключительной силы, намного превосходящей их численность, и стремятся всюду установить тоталитарный контроль. Полицейские правительства превалируют почти во всех этих странах и до настоящего времени, за исключением Чехословакии, в них не существует никакой подлинной демократии. Турция и Персия глубоко встревожены и обеспокоены претензиями, предъявляемыми им, и давлением, которое осуществляется Московским правительством.

Русские в Берлине пытаются создать квази-коммунистическую партию в своей оккупационной зоне в Германии посредством предоставления специальных привилегий левому крылу германских лидеров. В конце боев в июне прошлого года американские и английские армии отступили на запад в соответствии с более ранним соглашением, на глубину, достигавшую в некоторых случаях 150 миль, по фронту протяженностью почти в 400 миль для того, чтобы дать возможность русским оккупировать эту обширную территорию, которую захватили западные демократии. Если в настоящее время Советское правительство пытается при помощи сепаратного действия создать прокоммунистическую Германию в своей зоне, то это вызовет серьезные затруднения в английской и американской зонах и даст побежденным немцам возможность играть на противоречиях между Советами и западными демократиями. Какие бы выводы ни делались из этих фактов — а это действительно факты — несомненно, это не освобожденная Европа, ради создания которой мы боролись. Это также не Европа, которая содержит основы прочного мира. Безопасность всего мира требует единства в Европе, от которого ни одну страну не надо отталкивать навсегда».

«Перед железной завесой, которая пересекает Европу, — заявляет далее Черчилль, — имеются другие причины для беспокойства. В Италии коммунистическая партия испытывает серьезные трудности, так как она вынуждена поддерживать требования обученного коммунистами маршала Тито в отношении прежней итальянской территории у Адриатики. А между тем будущая судьба Италии еще не определена. Также нельзя представить возрожденную Европу без сильной Франции. В течение всей моей общественной деятельности я, работал для создания сильной Франции и я никогда не терял веры в ее судьбу даже в самые темные времена. Я не теряю веры и сейчас.

Однако в значительном большинстве стран, отстоящих далеко от русских границ и разбросанных по всему миру, созданы коммунистические пятые колонны, которые действуют в полном единении и абсолютном повиновении указаниям, получаемым от коммунистического центра. За исключением Британскою содружества наций и США, где коммунизм находится в зачаточном состоянии, компартии или пятые колонны представляют собой возрастающую угрозу и опасность для христианской цивилизации. Это мрачные факты, о которых говорится на другой день после победы, завоеванной таким блестящим военным сотрудничеством и во имя свободы и демократии, и мы были бы крайне неразумны, если бы мы не смотрели им прямо в лицо, пока еще есть время.

На Дальнем Востоке и особенно в Маньчжурии перспективы также вызывают беспокойство. Соглашение, заключенное в Ялте, которое я также подписал, было исключительно благоприятным для Советской России, но оно было заключено в то время, когда никто не мог сказать, что война с Германией не затянется в течение всего лета и осени 1945 года, и когда ожидалось, что война с Японией будет продолжаться еще 18 месяцев после конца войны с Германией».

«Я был министром во время заключения Версальского договора и близким другом Ллойд Джорджа. Я лично не соглашался со многими вещами, которые осуществлялись, но на меня произвела сильное впечатление та ситуация и мне тяжело сравнивать ее с ситуацией, создавшейся в настоящее время. В те времена существовали большие надежды и неограниченная уверенность в том, что войны кончились и что Лига наций станет всесильной. Я не вижу и не чувствую такой же уверенности или надежды на этот раз.

С другой стороны, я отгоняю от себя мысль, что новая война неизбежна, или, более того, что новая война нависла. Я говорю теперь об этом потому, что я уверен, что наше счастье находится в наших собственных руках и что мы в силах спасти будущее. Я считаю своей обязанностью высказаться в настоящее время, когда мне представилась возможность. Я не верю в то, что Советская Россия хочет войны. Она хочет плодов войны и безграничного распространения своей силы и своих доктрин».

Пропагандируя англо-американский военный союз, Черчилль не останавливается перед циничным заявлением, что «русские больше всего восхищаются силой, и нет ничего такого, к чему бы они питали меньше уважения, чем военная слабость. По этой причине наша старая доктрина равновесия сил является несостоятельной. Мы не можем позволить себе полагаться на незначительный перевес в силах, создавая тем самым соблазн для пробы сил».

Черчилль допускает чудовищные сравнения, тут же заявляя в своей речи, что «до 1933 года или даже до 1935 года Германию можно было спасти от ужасной судьбы, которая ее постигла, а мы все могли бы быть пощажены от несчастий, на которые Гитлер обрек человечество. Никогда во всей истории не было войны, которую было бы легче предотвратить при помощи своевременного действия, чем та, которая в настоящее время опустошила такие значительные районы земного шара. Ее можно было предотвратить, не сделав ни одного выстрела, и в настоящее время Германия была бы мощной, процветающей и почетной державой. Но никто не желал к этому прислушаться, и постепенно мы все были втянуты в ужасный водоворот. Мы. конечно, не должны позволить, чтобы это опять повторилось. Это можно обеспечить только, если в настоящее время, в 194 году, будет достигнуто полное взаимопонимание с Россией по всем вопросам под общим руководством Объединенных наций и при поддержании этого взаимопонимания в течение многих лет при помощи международного инструмента, поддерживаемого всей силой стран, говорящих на английском языке, и всеми их связями».

В заключительной части своей речи Черчилль сказал: «Если население Содружества наций, говорящее на английском языке, добавить к США и учесть, что будет означать подобное сотрудничество на море, в воздухе, в области науки и промышленности, то не будет существовать никакого шаткого и опасного соотношения сил».


Категория: Речь У. Черчилля в Фултоне 5 марта 1946 | Просмотров: 21 |
Всего комментариев: 0
avatar