Главная » Статьи » Индонезия » Индонезия после Второй мировой войны

Бандунг, 18 апреля
Добавлено 19.03.2016, 11:52
Бандунг, 18 апреля

Литературная газета, 19 апреля 1955, стр. 1 (вырезка)

Н. СМЕТАНИН,
специальный корреспондент «Литературной газеты»
БАНДУНГ, 18 апреля. (По телеграфу)

Живописный город на Западной Яве — Бандунг издавна привлекал своими чудесными пейзажами и мягким климатом курортников и туристов. Но никогда еще этот тихий город с его чистыми, утопающими в зелени улицами не видел такого наплыва гостей. За несколько дней до открытия конференции стран Азии и Африки все номера бандунгских отелей были заняты делегатами, советниками и обслуживающим персоналом делегаций 29 стран. А люди продолжают и продолжают прибывать. Для освещения работ первой в истории конференции азиатских и африканских стран съехались сотни журналистов, радиокомментаторов, фоторепортеров, кинооператоров.

18 апреля с утра тысячи жителей Бандунга и многочисленные гости устремились в центр города к залу Мердека (по-индонезийски «Мердека» означает — Свобода). В 9 часов 30 мин. в «Зале Свободы» состоялось торжественное открытие конференции стран Азии и Африки. С приветственной речью к участникам конференции обратился президент Индонезии Сукарно.

Президент подверг критике политику колониальных держав. Он подчеркнул, что колониализм — это зло, которое должно быть искоренено. Делегаты, заявил он, не должны верить заявлениям о том, что колониализм — дело прошлого. Сейчас колониализм прикрывается новой формой. Колониальная политика осуществляется путем контроля со стороны небольшой группы иностранцев в той или иной стране.

— Мы, — заявил Сукарно, — можем мобилизовать все духовные, моральные и политические силы стран Азии и Африки на дело поддержания мира. Безопасность мира в целом не может быть обеспечена без единства стран Азии и Африки.

Взоры миллионов людей во всем мире устремлены к Бандунгу. Народы желают успеха конференции, они надеются, что ее участники внесут практический вклад в дело укрепления всеобщего мира и безопасности. «Нынешняя конференция,— заявил индийский дипломат К. М. Паниккар, — является первым ясным утверждением права населения Азии и Африки самостоятельно решать свои собственные дела».

Но именно по этой самой причине враги мира проявляют в связи с Бандунгской конференцией нервозность и раздражение. Из многочисленных сообщений печати видно, что правящие круги США и зависимых от них государств намерены делать все, что в их силах, чтобы помешать плодотворной работе конференции и посеять взаимные подозрения и раздоры между ее участниками. В местных журналистских кругах обращают внимание на то, что делегаты некоторых стран, «ориентирующихся на Запад», еще до открытия конференции развернули усиленную агитацию против пяти принципов мирного сосуществования, завоевывающих признание все более широких кругов общественности не только Азии и Африки, но и всего мира. Так, руководитель иракской делегации Джемали публично заявил, что дух «нейтралитета», проповедуемого на основе пяти принципов, будто бы «не соответствует Уставу ООН». Некоторые делегаты прибыли с одинаковыми «памятными записками», повидимому, полученными из одного и того же источника. В этих шпаргалках подчеркивается, что прежде, чем пять принципов могут быть приняты в качестве новых правил международного поведения, «коммунистические державы должны... доказать свою «добросовестность» (?!), ибо угроза агрессии исходит-де не от США и стран, вовлеченных ими в военные блоки СЕАТО и другие, а «от коммунистов» (?). Главарь филиппинской делегации Ромуло еще по пути в Бандунг воинственно заявил, что он «готов дать отпор каждому», если будут иметь место нападки на союз с Западом.

Многочисленные факты свидетельствуют о том, насколько важны для народов Азия и Африки вопросы, которые будут обсуждаться в Бандунге.

Мне вспоминается одна интересная беседа в электропоезде Джакарта — Бандунг. Моим собеседником оказался инженер-индонезиец.

— Мы, индонезийцы, гордимся тем, что первая в истории азиатских и африканских стран конференция собирается в нашей стране, — сказал он. — Мы надеемся, что здесь будут обсуждены наши жгучие проблемы, приняты важные решения относительно экономического, культурного прогресса наших стран. У нас, продолжал он, — трудное положение. На каждую тысячу рабочих мы имеем лишь пять человек, имеющих техническое образование. Железнодорожные мастерские, где я работаю, самое крупное промышленное предприятие в Бандунге, в городе, насчитывающем около 150 тысяч жителей. Индонезийская молодежь жадно рвется к знаниям, но возможности получить специальное образование очень ограничены. Наши бывшие господа не только не желают помочь, но, наоборот, всячески тормозят дело национального прогресса.

Нельзя не видеть, например, что командные позиции в торговле, в городском хозяйстве, в добывающей промышленности, на транспорте, в сельском хозяйстве Индонезии в значительной степени находятся еще в руках иностранцев, главным образом голландцев и американцев. Отели в Джакарте и Бандунге, где мы остановились, принадлежат голландцам. На улицах Джакарты и Бандунга вы увидите массу магазинов, кафе, кинотеатров, ресторанов, всякого рода деловых контор. Их хозяева опять-таки, в основной массе, голландцы.

Новая Индонезия, как и большинство стран этого района, недавно добившихся политической независимости, переживает немалые трудности, являющиеся результатом длительного господства колонизаторов. Heт еще современной промышленности, не хватает жилья. В Джакарте и в других индонезийских городах более или менее благоустроены лишь центральные улицы, где живут иностранцы. Отойдите немного от центра и вы увидите массу жалких хижин, где ютится основная масса населения. Здесь нет ни водопровода, ни канализации, а порой даже электрического света.

Конечно, индонезийцы стараются создать национальную промышленность, разрешить все другие важнейшие вопросы жизни страны, но это лишь начало большой работы, которую предстоит проделать.

Одна из таких жгучих проблем — проблема земли. Богатейшие земли африканских и азиатских стран, позволяющие снимать два—три урожая в год, почти не обрабатываются. Наш самолет пролетел не десятки и не сотни, а тысячи километров над землями, к которым никогда еще не прикасалась рука человека.

Главная причина этого в том, что земля обычно не принадлежит тем, кто ее обрабатывает. Она все еще собственность иностранцев или кучки местных богачей, заинтересованных в сохранении феодальных порядков и нещадной эксплуатации крестьян.

И неудивительно, что американская, английская и голландская печать в статьях, посвященных Бандунгской конференции, выражает явную тревогу по поводу того, что конференция поднимает вопрос об аграрной реформе. Вашингтон и Лондон считают, что это было бы «бунтом» Азии против Запада, но в местных кругах думают совершенно иначе. Здесь многие понимают, что без аграрной реформы, в результате которой землепашец получит землю, нечего думать о ликвидации нищеты и голода.

...В аэропорту Карачи я разговорился с одним из местных рабочих.

— Во время второй мировой войны я был на фронте, — сказал мой собеседник. — Меня не ранили, но уже после войны я получил, вот смотрите, — и он поднял рубаху, — две глубокие ножевые раны, после которых провалялся семь месяцев в госпитале. Эти раны нанесли мне три американских солдата, которым показалось, что я недостаточно почтителен. Я хочу, чтобы они — американцы — ушли из нашей страны и из всей Азии. Мы ждем от конференции в Бандунге, что она скажет свое слово против колониализма, в защиту мира в Азии.


Категория: Бандунгская конференция 18 — 24 апреля 1955, Индонезия после Второй мировой войны, Статьи по датам | Просмотров: 1171 |