Главная » Статьи » Многосторонние договоры, соглашения и конвенции » Парижские соглашения 1954

Позорное решение, с которым никогда не примирится французский народ
Добавлено 06.01.2019, 08:32

Правда, 28 марта 1955, № 87 (13385), стр. 4

Большинство Совета Республики, подчиняясь американскому диктату, проголосовало за Парижские соглашения

От корреспондентов «Правды»

Позорное решение, с которым никогда не примирится французский народ

Ю. ЖУКОВ.
Г. РАССАДИН.
г. Париж, 27 марта.

Как и предполагалось, Совет республики закончил рассмотрение парижских соглашений, направленных на вооружение Западной Германии и включение ее в Атлантический пакт, лишь сегодня на рассвете.

Главное, что в эти дни и ночи довлело над большинством членов Совета республики,— это американо-английский шантаж и угрозы по адресу Франции со стороны ее «атлантических друзей».

Американское давление на Францию не прекращалось до последней минуты. Речь французского министра иностранных дел Пинэ от 25 марта показала, что определенные правящие круги Франции предпочитают коленопреклонение перед долларом защите истинных национальных интересов.

В конечном счете Большинство Совета республики проголосовало за парижские соглашения, и, такии образом, президенту предоставлено право ратифицировать их.

В политических кругах Парижа отмечают, однако, тот факт, что свыше трети членов Совета республики, невзирая ни на что, отказались подчиниться иностранному диктату и до конца смело вели битву за национальные интересы Франции.

Хотя сторонникам парижских соглашений и удалось добиться формального одобрения парижских соглашений, они потерпели в эту ночь тяжелое морально-политическое поражение, оказавшись не в состоянии оправдать свою антинародную политику и будучи вынужденными прибегнуть к разного рода фальшивым уловкам, чтобы протащить те решения, которых требовали из Вашингтона.

— Я не слышан, чтобы хотя один оратор,— заявил сенатор Пелленк,— сказал здесь, что парижские соглашения удовлетворительны. Все, или почти все, начиная с докладчиков, делали важныо оговорки.

И далее Пелленк призвал приложить все усилия к тому, чтобы добиться переговоров с СССР по спорным международным вопросам вместо того, чтобы идти по пути обострения международной обстановки.

С яркой речью выступил затем коммунист Раметт, представляющий департамент Нор —район, который трижды на протяжении жизни одного поколения подвергался нашествию германских милитаристов. Он торжественно предупредил правительственное большинство: «Какое бы решение вы ни приняли, французский народ никогда не ратифицирует эти соглашения. Он будет продолжать борьбу против восстановления германского вермахта плечом к плечу с силами мира и социального прогресса, действующими в Германии».

Сторонники парижских соглашений оказались не в состоянии противопоставить сколько-нибудь убедительную аргументацию доводам патриотов. В этой обстановке премьер-министр, рассчитывавший выступить позже, перед самым голосованием, меняет свое решение и поднимается на трибуну.

Что можно сказать о речи Эдгара Фора?

Фактом остается то, что премьер-министр Франции настойчиво требовал ратификации парижских соглашений, отвергая всякие поправки к ним. При этом в качестве главного аргумента в пользу ратификации Фор выдвигал... угрозы атлантических «союзников» по адресу Франции.

Однако бросается в глаза, что он все же учел то неблагоприятное впечатление, которое произвела на французское общественное мнение произнееенная накануне речь министра иностранных дел Пинэ, выдержанная в стандартных тонах американской воинственной пропаганды. Фор в значительной мере воздержался от пропаганды политики «с позиции силы». Больше того, он счел нужным заявить: «Франция никогда не поддерживала доктрину «roll back» (речь идет о пропагандируемой Даллесом доктрине «отбрасывания» СССР.— Корр. «Правды») и не рассматривала как самоцель доктрину «containment» (речь идет о пресловутой «доктрине сдерживания» Трумана. Согласно этой доктрине западные державы якобы должны вооружиться до зубов, чтобы «сдерживать» коммунизм.— Корр. «Правды»). Франции,— сказал Фор, — всегда желала не только сосуществования, но установления хороших отношений с Россией».

Значительное место в своей речи Фор уделил вопросу о переговорах с Советским Союзом, которых так настойчиво требует Французское общественное мнение. Он заявил, что правительство желает этих переговоров, но... «не может» их начать, пока не получит на это... согласия США и Англии; согласятся же они якобы на это лишь в том случае, если Франция ратифицирует парижские соглашения.

Фор огласил письменную декларацию правительства, содержащую обещание после ратификации добиваться «улучшения» парижских соглашений. Декларация содержит обязательство правительства «добиться созыва в возможно более короткий срок» международной конференции с участием СССР «по всем нерешенным проблемам, которые могут быть разрешены». Французское правительство, говорится далее в декларации, «глубоко сознает необходимость для Франции проявить полезную инициативу с целью уточнения решений, в отношении которых может быть достигнуто согласие четырех держав. Французское правительство приложит все силы, чтобы добиться успешного завершения ведущихся переговоров по вопросам ограничения вооружений и контроля над ним на условиях, обеспечивающих безопасность всех».

После выступления Фора был объявлен перерыв.

Заседание возобновилось около полуночи.

Сразу же по возобновлении заседания на трибуну поднялся бывший военный министр сторонник де Голля Мишле, вступивший в страстную полемику с правительством:

— Нам предлагают одобрить представленную нам правительственную декларацию. Но кого она обязывает? Правительство... Я желаю ему долгой жизни, но кто может заверить нас, что оно просуществует дольше, чем двадцать предшествовавших ему правительств...

Чем дальше, тем больше накалялась атмосфера в зале и тем больше и явственнее раскрывалась картина капитуляции ряда министров и членов Совета республики перед диктатом США.

Напряжение усилилось, когда член Совета республики Пеншар вернулся к поставленному им ранее вопросу о том, что Западной Германии предоставляется возможность вооружиться атомным оружием. Под аплодисменты многих своих коллег он поставил жгучий вопрос: «Кто поверит, что есть плутоний гражданский и плутоний военный? Кто помешает Западной Германии использовать завтра в военных целях расщепляемые материалы, которые она будет вправе использовать?.. Мы не хотим, чтобы Франция была выдана на милость Западной Германии и чтобы западногерманское правительство могло сказать нам: «Если вы не дадите мне то, что я от вас требую, Париж будет разбит вдребезги...»

Глубокой ночью началась битва вокруг поправок, внесенных членами Совета республики.

Под давлением правительства эти поправки, значение которых состояло в том, что они влекли за собой возвращение парижских соглашений на второе чтение и Национальное собрание, были отклонены большинством голосов.

Наконец, настал час решающего голосования самих парижских соглашений. Председатель комиссии по иностранным делам Плезан, взяв в связи с этим слово, признал, что Совет республики получил «тысячи писем и телеграмм», требующих отклонения этих соглашений. Тем не менее он счел возможным призвать парламентариев голосовать «за». Эдгар Фор со своей стороны требовал, чтобы голосование дало «столь значительное большинство, насколько это возможно», в пользу парижских соглашений.

Однако выступавшие в защиту национальных интересов парламентарии ответили на этот призыв решительным «нет».

— Речь идет о судьбе страны,— воскликнул сторонник де Голля Дебю-Бридель. — Я буду голосовать против.

— Если, несмотря ни на что, соглашения будут одобрены, мы скажем, как сказал Габриель Пери в 1938 году: «Народ сумеет исправить ошибки своих правителей», — сказал коммунист Марран.

— Мы переживаем решающий час французской истории,— заявил член Совета республики Морель.— Я антикоммунист, но и я голосую против. В момент голосования, каковы бы ни были наши политические убеждения, мы все воскликнем: «Да здравствует Франция!»

— Борьба не закончена,— сказал католик Амон.— Если парижские соглашения будут одобрены, это будет означать, что Франция потеряет важную позицию, но она еще может выиграть битву за мир.

Только под утро началось голосование. Большинством голосов парижские соглашения были приняты. Когда результаты голосования были объявлены, в зале воцарилась мертвая тишина. Члены Совета республики начали медленно расходиться. Сторонники парижских соглашений выходили бледные, с потупленными взорами. Они не могли не знать, что завтра страна потребует от них отчет и что их портреты появятся на стенах городов и селений с клеймящей подписью: «Он голосовал за восстановление гитлеровского вермахта».

И наоборот, члены Совета республики, которые вопреки давлению и шантажу, которому они подвергались на протяжении всего этого периода, сумели до конца остаться верными интересам родины, шли с высоко поднятыми головами, уверенные в том, что они отстаивают правое дело и полны решимости, продолжать эту борьбу.

Борьба против ратификации парижских соглашений продолжается. Икаково бы ни было решение президента, которому сейчас предоставлен выбор между подписанием этих соглашений и их отклонением, ясно одно: французский народ не согласен и никогда не согласится с вооружением Западной Германии. «Соотношение сил внутри нашего народа является далеко не таким, каким оно было во времена Мюнхена»,—заявил в своей беседе с корреспондентами «Правды» Морис Торез. И весть о том, что большинство Совета республики, уступая иностранному давлению и шантажу, проголосовало за парижские соглашения, вызовет новый, еще больший подъем патриотических сил, борющихся за национальную независимость, против планов поджигателей войны.


Категория: Парижские соглашения 1954, Статьи по датам | Просмотров: 17 |
Всего комментариев: 0
avatar