Главная » Статьи » Организация Объединенных Наций (ООН) » Иранский вопрос в Совете Безопасности ООН, 1946

К иранскому вопросу
Добавлено 06.04.2021, 20:12

Правда, 6 мая 1946, № 108 (10190), стр. 3

К иранскому вопросу

В течение последних месяцев так называемому иранскому вопросу была искусственно отведена на международной арене роль, отнюдь не оправданная существом этого вопроса. Анализ событий проливает свет на характер и на направление внешней политики, осуществляемой в настоящий период различными державами.

Обратимся прежде всего к фактам.

Нет нужды напоминать о событиях недавнего прошлого. Они уже освещались в нашей печати. В течение более двух десятков лет правительственные круга Ирана проводили по отношению к Советского Союза политику, несовместимую с развитием нормальных взаимоотношений между обеими странами. После того, как Советский Союз отказался в пользу Ирана от многочисленных владений, прав и привилегий, которыми располагала царская Россия, иранские правители систематически нарушали условия советско-иранского договора 1921 года, по которому Иран со своей стороны обязался не сдавать иностранцам концессии в северной части страны, принадлежавшие в прежнее время России. Действуя большей частью по указке извне и пренебрегая интересами Ирана, иранские власти предоставляли концессии в северной части страны, в непосредственной близости к Баку, то одной, то другой иностранной фирме. Это не помешало иранским правителям в 1944 году отклонить предложение Советского правительства о нефтяной концессии, продиктованное стремлением прекратить эту опасную игру и вместе с тем создать прочную экономическую основу для развития и укрепления добрососедских отношений между нашей страной и Ираном. Далее, прекрасно известно, что в первый период советско-германской войны правящие круги Ирана попытались превратить свою страну в плацдарм гитлеровской агрессии против Советского Союза, причем эта попытка была просечена лишь после введения советских войск на территорию Ирана.

После окончания второй мировой войны сколько-нибудь здравомыслящий люди не могли сомневаться в том, что впредь отношения Ирана с его великим северным соседом должны строиться на новой базе, свободной от враждебности и авантюризма, опасного прежде всего для самого Ирана. К сожалению, эта простая истина далеко не сразу была понята правящими кругами Ирана. Достаточно напомнить, что еще в конце прошлого года и вплоть до февраля 1946 года иранское правительство возглавлялось тем самым Хакими, который в 1919 году, будучи министром, являлся одним из главных вдохновителей захватнических планов в отношении Советского Кавказа, Баку и Советского Закаспия, планов, нашедших свое выражение в официальных меморандумах, с которыми выступал тогда тегеранский кабинет перед международной конференцией в Версале. Казалось бы, в свете этих бесспорных фактов не так уж трудно было догадаться о причинах известной задержки советских войск в Иране.

Опасные происки реакционных правящих кругов Ирана вызвали беспокойство в широких кругах общественности этой страны. В Иране стало развиваться демократическое движение, пользующееся поддержкой народных масс. Это движение достигло особенно широкого размаха в Иранском Азербайджане. Рост демократического движении в Иране побудил английские и американские круги поставить вопрос о вмешательстве во внутренние дела этой страны. Еще в декабре 1945 года во время Московского совещания министров иностранных дел трех держав английский министр иностранных дел Бевин
Эрнест
БЕВИН
(1881 — 1951)
британский политик-лейборист, Министр иностранных дел Великобритании 27 июля 1945—9 марта 1951
(См.: Биографию)
внес предложение, поддержанное также представителем Соединенных Штатов Америки, о создании тройственной комиссии из представителей Великобритании, США и Советского Союза по делам Ирана, облеченной весьма широкими полномочиями. По сообщениям иностранной печати, комиссия эта должна была путем дачи соответствующих «рекомендаций» иранскому правительству взять на себя разрешение целого ряда вопросов внутренней жизни иранского государства, как, например, взаимоотношения между центральным правительством и отдельными районами страны, порядок пользования языками национальных меньшинств, порядок выборов органов власти и даже финансирования последних. Предполагалось, что иранское правительство придаст «рекомендациям» тройственной комиссии силу закона, причем в отношении существующих законов иранского государства комиссии предполагалось предоставить право «рекомендовать» любые изменения.

Советское правительство, верное своей политике уважения государственной самостоятельности всех стран, больших и малых, отклонило это предложение, как нарушающее суверенитет и национальную независимость Ирана. Советское правительство в данном случае действовало в духе тех же принципов демократизма в отношениях между странами и нациями, как большими, так и малыми, которых оно последовательно и неуклонно придерживается во всех своих действиях на международной арене. С другой стороны, инициаторы создания тройственной комиссии по делам Ирана действовали в духе привычных для них норм господства великих держав над малыми нациями, в духе тех принципов, которые, находят свое достаточно недвусмысленное выражение в политике этих держав в Греции, Индонезии, в странах арабского Востока и т. д.. где национальная независимость и суверенитет малых стран попираются на каждом шагу. Несмотря на возражения Советского Союза, они поставили вопрос о создании тройственной комиссии перед иранским правительством. Характерно, что иранские правящие круги при кабинете Хакими, привыкшем получать приказы извне, не смогли, учитывая реакцию общественного мнения в стране, не заявить протеста против создания тройственной комиссии по делам Ирана.

Тогда произошло столь же неожиданное, сколь и чудесное превращение. Те самые державы, которые только что предлагали совершить открытое и грубое нарушение государственного суверенитета Ирана, вдруг превратились в ярых защитников этого суверенитета, гораздо более ярых, чем сами иранцы, озабоченные судьбою своей родины. Ареной своей активности в этом направлении представители англо-саксонских держав избрали организацию Объединенных наций, вовсе не предназначенную для подобных целей. Уже на лондонской сессии Совета Безопасности в январе 1946 года была сделана попытка превратить иранский вопрос в политический «гвоздь сезона». Эта попытка кончилась достаточно бесславна. После этого английские политики, поддержанные представителями США, решили взять реванш на следующей сессии Совета Безопасности, начавшей свои заседания в конце марта в Нью-Йорке. Лицемерные защитники иранского суверенитета, вчера еще предлагавшие грубое нарушение этого суверенитета, не были обескуражены и тем фактом, что с приходом к власти в Иране правительства Кавама-эс-Салтане Ахмад
КАВАМ АС-САЛТАНЕ
(1876 — 1955)
иранский политический и государственный деятель, брат Восуг-эд-Доуле; Премьер-министр Ирана 28 января 1946 — 18 декабря 1947. (См.: Биографию)
, обнаружившего стремление к установлению добрососедского сотрудничества с СССР, открылась возможность урегулирования отношений между обеими странами и, в частности, стала осуществимой полная эвакуация советских войск из Ирана.

Несмотря на то, что еще 24 марта было сообщено о начале отвода советских войск из Ирана, английские и американские представители в Совете Безопасности 25 марта настояли на включении иранского вопроса в порядок дня Совета Безопасности. Те самые державы, которые в течение многих месяцев после окончания войны держат свои войска и сохраняют свои военные базы в десятках пунктов, разбросанных по всему земному шару, — в Греции и Индонезии, в Египте и Ираке, в Сирии, Ливане, Трансиордании, Палестине, на Азорских островах, в Исландии, на островах Тихого океана, — вдруг воспылали невероятным нетерпением в связи с пребыванием советских войск в Северном Иране, в непосредственной близости от Баку.

Нетрудно догадаться, какова была действительная цель постановки иранского вопроса в Совете Безопасности. О том, что эта цель не имела ничего общего с высокими задачами организации Объединенных наций в деле зашиты всеобщего мира и международной безопасности, свидетельствует хотя бы тот характерный факт, что державы, задающие тон в Совете Безопасности, нарушив простые правила приличия, отклонили предложение советского представителя об отсрочке обсуждения иранского вопроса на две недели — до 10 апреля. Однако цель, заключавшаяся в попытке взорвать намечавшееся советско-иранское соглашение, не была достигнута. Советско-иранские переговоры шли своим чередом и вскоре увенчались успехом. 4 апреля была достигнута полная договоренность между обеими странами по вопросам, подвергавшимся обсуждению.

Ситуация стала настолько ясной и бесспорной, что даже многие обозревателя из числа тех, кто раньше принимал энергичное участие в искусственном раздувании иранского вопроса, оказались вынужденными признать, что теперь уже Совету Безопасности нечего больше заниматься этим делом и что для авторитета и престижа организации Объединенных наций было бы лучше, если бы вся эта история вообще не была затеяна. Но не так рассудили застрельщики кампании. Даже после получения 4 апреля информации о достижении полной договоренности между Советским Союзом и Ираном и о предстоящем в течение шести недель, считая с 24 марта, полном выводе советских войск из Ирана, Совет Безопасности под сильным нажимом представителей Англии и США принял решение оставить иранский вопрос в своей повестке дня и продолжать его обсуждение.

Это решение было неправильно и незаконно как по форме, так и по существу. Оно явно противоречит Уставу организации Объединенных наций, его духу и букве. Статья 34 этого Устава дает право Совету Безопасности рассмотреть спор или ситуацию, представляющие угрозу поддержанию мира и международной безопасности. Между тем даже самые закоренелые крючкотворы не в состоянии доказать, что так называемый иранский вопрос создает какую-либо угрозу в этом отношении.

Антрепренеры иранской постановки на подмостках Совета Безопасности не отказались от своей явно прогоревшей затеи и тогда, когда советский представитель предъявил обоснованное бесспорными фактическими и юридическими аргументами требование о снятии иранского вопроса с повестки дня Совета Безопасности ввиду отсутствия каких-либо оснований для обсуждения этого дела. Не смутились они и тогда, когда иранское правительство официально взяло обратно свою просьбу о рассмотрении иранского вопроса. Инициаторы кампания не постеснялись предстать перед всем миром в незавидной роли «больше иранцев, чем сами иранцы». Они оставили без внимания также представленный генеральным секретарем организации Объединенных наций Трюгве Ли меморандум, в котором была показана полная незаконность действий Совета Безопасности. При всех этих обстоятельствах совершенно естественно, что советский представитель в Совете Безопасности сделал единственно возможный вывод, заявив, что он не будет больше принимать никакого участия в обсуждении данного вопроса.

Таковы факты. Что касается выводов, то они ясны. Напрасно крикуны из реакционных газет, делая хорошую мину при плохой игре, пытаются уверить себя и других, будто бы грубая инсценировка под названием «иранский вопрос» подняла моральный престиж и международный авторитет организации Объединенных наций. Действительность говорит о другом. Ход событий показал, что это не окрепшая организация Объединенных наций с самого начала своего существования подвергается серьезной опасности быть превращенной в орудие политики тех великих держав, которые стремятся к господству во всем мире и с нескрываемой враждебностью относятся ко всем силам, являющимся преградой к достижению этой цели.

Такая политика держав, задающих тон в Совете Безопасности, таит в себе величайшую угрозу для действительного авторитета организации Объединенных наций. Ибо эта организация может добиться успеха в качестве серьезного инструмента сохранения мира и международной безопасности лишь при том непременном условии, если она будет строиться на принципе равноправия государств, а не на принципе господства одних держав над другими странами.

Советский Союз является решительным поборником того, чтобы организация Объединенных наций строилась на принципе равноправия ее членов. Именно поэтому носители империалистических устремлений считают советскую политику главным препятствием на своем пути. Вместо решения международных задач на основе принципа равноправия членов организации Объединенных наций они пытаются решить международные вопросы путем сговора англо-саксонских держав за спиной других стран.

Проводники такой политики берут на себя ответственность за подрыв авторитета организации Объединенных наций, не имея оснований рассчитывать на то, что этим путем они достигнут своих целей. Решение сложного комплекса послевоенных международных отношений и проблем предполагает прежде всего необходимость сотрудничества Объединенных наций на основе соблюдения принципа равноправия и отказа от попыток навязать волю одних стран другим народам. К этому стремятся Советский Союз и все демократические страны, которые искренне желают укрепить безопасность и мир во всем мире.

П. АНТОНОВИЧ.


Хронология:

1921. 26 февраля. Подписан Советско-персидский договор Об установлении дружественных отношений

1941. 25 августа. Вручение нот советского и английского правительств правительству Ирана о вводе советских и английских войск в Иран

1942. 29 января. Подписан Англо-советско-иранский договор О союзе

1944. 10 сентября—10 октября. Советско-иранские переговоры о предоставлении СССР концессии на разведку и разработку нефти в северных районах Ирана

1946. 19 января. Письмо главы иранской делегации в ООН с обвинением Советского Союза во вмешательстве во внутренние дела Ирана

1946. 25 января—22 мая. Рассмотрение Советом Безопасности ООН Иранского вопроса

1946. 19 февраля — 6 марта. Пребывание в СССР Премьер-Министра Ирана Кавам-эс-Салтане

1946. 19 февраля — 4 апреля. Советско-иранские переговоры о выводе советских войск из Ирана и о создании Ирано-Советского Нефтяного Общества

1946. 25 февраля. Сообщение Советского Правительства о том, что со 2 марта начинается вывод части советских войск из районов Ирана

1946. 2 марта. Начало вывода советских войск с территории Ирана

1946. 24 марта. Начало эвакуации остальных советских войск с территории Ирана

1946. 4 апреля. Оформлено Советско-иранское соглашение О создании Советско-иранского нефтяного общества


Тема:

Категория: Иранский вопрос в Совете Безопасности ООН, 1946: Вырезки из газет

Категория: Иранский вопрос в Совете Безопасности ООН, 1946: Документы и материалы

Категория: Иранский кризис 1945—1946: Вырезки из газет

Категория: Иранский кризис 1945–1946: Документы и материалы

Категория: Советско-иранские переговоры о выводе советских войск из Ирана 19 февраля — 4 апреля 1946: Вырезки из газет

Категория: Советско-иранские отношения: Хронология

Категория: Советско-иранские отношения: Вырезки из газет

Категория: Иран: Хронология

Категория: Иран после 2-й мировой войны до Исламской революции 1945—1978: Документы и материалы


Категория: Иранский кризис 1945—1946, Советско-иранские переговоры о выводе советских войск из Ирана 19 февраля — 4 апреля 1946, Иранский вопрос в Совете Безопасности ООН, 1946, Советско-иранские отношения, Статьи по датам | Просмотров: 22 |