Главная » Статьи » Турция » Советско-турецкие отношения

Политика мира и политика войны
Добавлено 08.10.2022, 19:01

Известия, 12 ноября 1926, № 262 (2893), стр. 1

Политика мира и политика войны

Сегодня в Одессе встретятся для дружественного обмена мнениями тов. Чичерин
Георгий Васильевич
ЧИЧЕРИН
(1872 — 1936)
Народный комиссар иностранных дел СССР 30 мая 1918—21 июля 1930 (до 6 июля 1923—РСФСР).
(См.: Биографию)
и министр иностранных дел Турции г. Тевфик Ружди-бей Ахмет
ТЕВФИК РЮШТЮ АРАС
(1883 — 1972)
министр иностранных дел Турции в эпоху Ататюрка (4 марта 1925 — 11 ноября 1938)
(См.: Биографию)
. В декабре прошлого года тов. Чичерин и г. Тевфик Рушди-бей подписали в Париже советско-турецкий пакт о нейтралитете, ненападении и неучастии во враждебных группировках. Как известно, этот пакт был новым словом в системе международных отношений. Был указан верный путь для государств, заинтересованных в создании международных условий, обеспечивающих в настоящий исторический период их мирное развитие. Последовавшие за советско-турецким пакты — советско-германский, турецко-персидский, советско-афганский и советско-литовский — показали, что политика мира, облеченная в форму договоров о ненападении, соответствует самым жизненным интересам как государств, оказавшихся побежденными в империалистической войне (Германия), так и государств, хотя и не участвовавших в империалистической войне, но являющихся об’ектом захватнических домогательств империалистических государств (Персия, Афганистан, Литва). Кроме того, нужно особо отметить, что советско-турецкий пакт не только был положен в основу договоров между Советским Сотовом и другими государствами, но и послужил образцом для урегулирования отношений между двумя большими восточными государствами (турецко-персидский пакт). Другие восточные государства также склонны сейчас регулировать свои отношения согласно этим же принципам.

Эти формы мирной политики советского правительства, формы, к тому же оказавшиеся «заразительными», явились полной неожиданностью для империалистической политики Запада.

В первый момент буржуазная пресса Запада рассматривала советско-турецкий пакт, как «не имеющий особого значения», и считала, что вся «суть» в каких-то секретных статьях пакта, каковых, конечно, в действительности не было.

Но по мере того, как подписывался один пакт за другим (в период менее года было подписано пять более или менее аналогичных договоров), отношение к пактовой политике советского правительства стало резко меняться, и каждый новый пакт встречался в империалистических кругах все с большим и большим раздражением. В этом отношении особенно интересен тот прием, который встретили в «кругах» Лиги Наций турецко-персидский и советско-литовский пакты. Империалистический фронт против Советского Союза оказался прорванным во многих местах, и в частности оказалась чрезвычайно затрудненной реализация империалистических планов английской политики на Ближнем Востоке.

Меры, которые принимаются английской дипломатией против политики мира, проводимой заинтересованными в ней государствами, не блещут ни новизной, ни оригинальностью. Империализм, стремясь разрешить раздирающие его противоречия, не находит для этого других средств в области международных отношений, кроме военного принуждения или установления экономической и политической зависимости от него других государств.

Поэтому-то независимость, которую проявила Турция при урегулировании своих отношений с Советским Союзом и Персией, прежде всего «неприятно» поразила и Форейн Оффис, и английское «общественное мнение».

Создание такого положения, при котором Турция была бы обязана согласовывать свою внешнюю политику с видами Англии, сделалось в последнее время ударной задачей английской дипломатии в Турции.

Перегруппировка в среде «великих» держав, происшедшая в результате усиления роли Германии в европейской континентальной политике, и кажущаяся общность англо-итальянских интересов в Средиземном море и на Ближнем Востоке используются английской дипломатией для того, чтобы спорадическое англо-итальянское сотрудничество обратить в политический блок и сделать этот блок прежде всего орудием срыва политики мира в Европе и Азии. Антисоветская политика Англии в Турции сводится к тому, чтобы оторвать Турцию от СССР. Это же последнее возможно только через отказ Турции от самостоятельной национальной политики. Антисоветская политика является, таким образом, одновременно и антитурецкой. Этим и об'ясняется тот отпор, который до сих пор Турция давала всем попыткам втягивания ее в антисоветские международные комбинации. Лондон с особенным упорством проводит по отношению к Турции, так же, как и по отношению к другим восточным государствам, комбинированную политику «кнута и пряника». С одной стороны, как недавно сообщало агентство «Тель-Унион», Англия за отказ от советской дружбы толкает Турцию на экспансию в сторону Кавказа, великодушно «предоставляет» ей гегемонию в Черном море, «значительный» заем и место в совете Лиги Наций. С другой стороны, упорно проводится запугивание Турции.

Сегодняшнее свидание тов. Чичерина с г. Тевфиком Рушди-беем показывает, что, несмотря ни на какие посулы, ни на какие запугивания, дружеские отношения, существующие между СССР и Турцией, продолжают оставаться неизменными. При настоящей международной обстановке эти отношения не нуждаются ни в каких новых соглашениях. Московский договор дружбы 1921 г. и парижский пакт 1925 г. являются вполне достаточными для дальнейшего углубления дружбы между народами Советского Союза и турецким народом.

Смысл и значение свидания прекрасно выражают следующие строки из передовицы турецкой газеты «Эко де Тюрки» (27 сентября): «Нужно понять глубокий смысл советско-турецкой дружбы и не пытаться приписывать ей скрытых мотивов; наша политика ясна: мы просто хотим защищать наше существование и нашу безопасность; мы видели, сколько счастливых последствий принес заключенный между нами договор о нейтралитете, несмотря на все недоброжелательные отзывы о нем». Мы приветствуем вступившего сегодня на советскую территорию одного из авторов этого договора, г. Тевфика Рушди-бея, и выражаем пожелание, чтобы тот обмен мнений, который он будет иметь с тов. Чичериным, имел столь же счастливые последствия, как и подписанный им в Париже 17 декабря 1925 г. договор о ненападении.


Категория: Советско-турецкие отношения, Статьи по датам | Просмотров: 753 |