Главная » Документы и исследования » 1918. Брестский мир » Второй период мирных переговоров

Использование Германией предателей из Украинской центральной рады
27.02.2017, 20:11

История дипломатии. Т. 3. / Под ред. А. А. Громыко и др.— 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Политиздат, 1965., стр. 81—84

Глава 3. Брестский мир (1918) (акад. Минц И. И.) (стр. 74—106)

1. Первый период переговоров о мире (стр. 74—81)

Советские условия мира. Противоречия в германском блоке. Формальное принятие Германией советской формулы мира. Германия раскрывает свои империалистические замыслы.

2. Второй период мирных переговоров (стр. 81—91)

Использование Германией предателей из Украинской центральной рады. Германская дипломатия переходит в наступление. Ультиматум. Борьба В. И. Ленина за немедленное заключение мира.

3. Заключение Брест-Литовского мира (стр. 91—106)

Новый немецкий ультиматум. Брестский мирный договор. Брестский мир и страны Антанты. Роль В. И. Ленина в создании принципиальных основ советской внешней политики. Признание независимости Финляндии. Захват Бессарабии боярской Румынией.

Использование Германией предателей из Украинской центральной рады (стр. 81—84)

Перед Советским правительством встал вопрос, как быть дальше в переговорах с Германией, которая уже показала свои когти. В. И. Ленин предложил перенести переговоры в Стокгольм или другой нейтральный город. Из нейтральной страны можно было легче демонстрировать советскую политику мира перед народами воюющих стран. Отпала [стр. 81] бы и военная цензура немцев, которые фактически контролировали даже все переговоры по прямому проводу.

О перенесении переговоров советская делегация беседовала в Брест-Литовске с Кюльманом и Чернином. Те ответили, что возражают против переговоров в нейтральной стране, но готовы по окончании конференции выехать в Россию, чтобы подписать мир не на оккупированной территории, а, например, в Пскове.

Ленин предложил настаивать на перенесении переговоров. Кроме того, учитывая возможность разрыва переговоров, глава Советского правительства предложил принять экстренные меры по реорганизации армии и укреплению обороноспособности страны, а также на случай прорыва немецких войск к Петрограду.

2 января 1918 г. (20 декабря 1917 г.) председателям германской, австро-венгерской, турецкой и болгарской делегаций была послана телеграмма, в которой Советское правительство настойчиво предлагало перенести переговоры в Стокгольм. Вместе с тем в телеграмме подчеркивалось, что формулировка германского блока по территориальным вопросам противоречит принципу свободы самоопределения наций, даже в том ограничительном его толковании, которое дано в декларации немецкой стороны от 25(12) декабря.

Телеграмма Советского правительства вызвала тревогу в лагере противника, особенно в Австро-Венгрии. «Настроение как у нас, так и у германцев весьма подавленное, — писал в своем дневнике Чернин. — Нет сомнения, что если русские решительно прервут переговоры, положение станет весьма тягостным. Единственный выход из положения заключается в быстрых и энергичных переговорах с украинской делегацией» ( О. Чернин. В дни мировой войны, стр. 249.).

Однако немцы, надеясь на свой военный перевес, продолжали действовать методами диктата. Советской делегации была послана телеграмма, отклонявшая перенесение мирных переговоров из Брест-Литовска.

4 января 1918 г. (22 декабря 1917 г.) канцлер Гертлинг в своей речи в бюджетной комиссии германского рейхстага выразил протест против обвинения Германии в аннексионистской политике и заявил, что Германия отклоняет советское предложение о перенесении переговоров в Стокгольм. Попутно он информировал о прибытии в Брест-Литовск делегации Украинской центральной рады. Тем самым недвусмысленно давалось понять, что возможны отдельные переговоры с Украиной.

В тот же день Советское правительство послало ответную телеграмму с сообщением, что оно продолжает настаивать [стр. 82] на перенесении переговоров. Но так как все делегации уже прибыли в Брест-Литовск, то и советская делегация выезжает туда же, в уверенности, что там легче можно будет договориться о новом месте переговоров.

Немцы в этот период готовились пустить в ход «украинскую карту». Но задуманный дипломатический маневр осложнялся тем, что в отношении Украины интересы Германии и Австрии не совпадали. Особенно остро стоял вопрос о судьбах оккупированных территорий, и прежде всего Польши. Вопрос этот обсуждался не раз в течение всей войны. Верховное командование Германии настаивало на полном присоединении отторгнутых от России западных областей. Кюльман также стоял за присоединение этих районов. Однако он высказался против открытой аннексии и предлагал прикрыть ее «добровольным» соглашением с оккупированными странами. Однако в Австро-Венгрии, имевшей собственные территориальные притязания, к этим планам относились отрицательно.

Представители Украинской центральной рады вели в это время сложную и грязную интригу. На Украине находились представители Антанты. Они давали деньги раде и всячески натравливали ее на Советскую страну. Центральная рада помогала русской контрреволюции — генералам Каледину и Дутову, не пропускала советские войска, направляемые для борьбы с мятежными генералами, разоружала советские отряды.

Еще 17(4) декабря 1917 г. Советское правительство потребовало от Центральной рады прекратить эту враждебную деятельность. В случае неполучения удовлетворительного ответа Совнарком предупреждал, что будет считать раду в состоянии открытой войны против Советской власти. Опасаясь возмущения народных масс, Центральная рада, имевшая уже соглашение с представителями Антанты и получившая от них крупные денежные суммы, предложила и Советской власти начать переговоры. 2 января 1918 г. (20 декабря 1917 г.) Совнарком постановил принять предложение рады.

Буквально в эти же дни украинские националисты вступили в переговоры и с представителями Германии и Австро-Венгрии. Создалось любопытное положение: Центральная рада вела переговоры сразу с тремя взаимно исключающими сторонами. Немцы ухватились за столь «универсальных» дипломатов и ускорили их прибытие в Брест-Литовск. Предварительные переговоры с ними вел Гофман. Делегаты рады знали, что против нее поднялся народ. Они видели, как быстро уменьшается территория, подвластная раде. И украинские националисты готовы были пойти на любое предательство, лишь бы добиться вооруженной помощи со стороны Германии. Они обещали дать немцам хлеб, продовольствие, руду, отдать под [стр. 83] немецкий контроль железные дороги, при одном условии: чтобы немецкие войска были поскорее двинуты на Украину.

Гофман с помощью украинских националистов добивался уступок со стороны Австро-Венгрии в польском вопросе.

Чернин, конечно, понимал, что представители рады — только марионетки в руках немцев. Отчаянное положение с продовольствием в Австро-Венгрии вынуждало Чернина добиваться скорейшего договора с Украиной. Однако он не соглашался на территориальные уступки.

Переговоры с представителями рады затягивались. Пришлось даже отложить открытие конференции. Кюльман и Чернин приехали на конференцию 4 января, а первое ее заседание состоялось только 9 января.[стр. 84]

Вверх


Категория: Второй период мирных переговоров | Теги: перемирие с Германией, Брестский мир
Просмотров: 1001 |