Главная » Документы и исследования » 1918. Брестский мир » Заключение Брест-Литовского мира

Роль В. И. Ленина в создании принципиальных основ советской внешней политики
27.02.2017, 20:45

История дипломатии. Т. 3. / Под ред. А. А. Громыко и др.— 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Политиздат, 1965., стр. 98—103

Глава 3. Брестский мир (1918) (акад. Минц И. И.) (стр. 74—106)

1. Первый период переговоров о мире (стр. 74—81)

Советские условия мира. Противоречия в германском блоке. Формальное принятие Германией советской формулы мира. Германия раскрывает свои империалистические замыслы.

2. Второй период мирных переговоров (стр. 81—91)

Использование Германией предателей из Украинской центральной рады. Германская дипломатия переходит в наступление. Ультиматум. Борьба В. И. Ленина за немедленное заключение мира.

3. Заключение Брест-Литовского мира (стр. 91—106)

Новый немецкий ультиматум. Брестский мирный договор. Брестский мир и страны Антанты. Роль В. И. Ленина в создании принципиальных основ советской внешней политики. Признание независимости Финляндии. Захват Бессарабии боярской Румынией.

Роль В. И. Ленина в создании принципиальных основ советской внешней политики (стр. 98—103)

Особого внимания заслуживает роль В. И. Ленина в создании принципиальных основ советской внешней политики и советской дипломатии. Еще до Октябрьской революции Ленин разработал платформу партии по основным вопросам внешней политики. Вопросу о войне была посвящена опубликованная В. И. Лениным в октябре 1915 г. статья «Несколько тезисов» (В. И. Ленин. Соч., изд. 5, т. 27, стр. 48—51.). После Февральской революции четвертое письмо Ленина из серии «Письма из далека» было в значительной степени посвящено внешнеполитической программе Советов. Советы должны были заявить, что не считают себя связанными «никакими договорами ни царской монархии ни буржуазных правительств» (В. И. Ленин. Соч., изд. 5, т. 31, стр. 53.). Далее В. И. Ленин требовал немедленного опубликования всех этих договоров, немедленного предложения «всем воюющим державам тотчас заключить [стр. 98] перемирие», немедленного опубликования рабоче-крестьянских условий мира:

«освобождение всех колоний;

освобождение всех зависимых, угнетенных и неполноправных народов», отказ от признания долгов буржуазных правительств, заключенных «на ведение этой преступной, разбойничьей войны...» (В. И. Ленин. Соч., изд. 5, т. 31, стр. 53.) и т. д. В ряде ленинских работ широко и систематически пропагандировалась большевистская платформа мира. Был разработан и вопрос о праве наций на самоопределение вплоть до государственного отделения.

В ряде работ В. И. Лениным были сформулированы чрезвычайно важные положения о необходимости мирного сосуществования государств с различным общественным строем, о целой исторической эпохе, «когда будут существовать рядом социалистические и капиталистические государства» (В. И. Ленин. Соч., изд. 5, т. 39, стр. 197.). Эти ценнейшие ленинские указания легли в основу первых же актов советской внешней политики.

С первых дней существования Советского государства В. И. Ленин являлся непосредственным руководителем его внешней политики и вдохновителем, а часто и автором важнейших дипломатических документов. Тщательно и кропотливо подбирал В. И. Ленин кадры первых советских дипломатов, направляя на работу в НКИД испытанных деятелей партии.

Впоследствии В. И. Ленин писал о советском дипломатическом аппарате: «...этот аппарат исключительный в составе нашего государственного аппарата. В него мы не допускали ни одного человека сколько-нибудь влиятельного из старого царского аппарата. В нем весь аппарат сколько-нибудь авторитетный составился из коммунистов. Поэтому этот аппарат уже завоевал себе (можно сказать это смело) название проверенного коммунистического аппарата...» (В. И. Ленин. Соч., изд. 5, т. 45, стр. 361.).

Ленин был не только руководителем, но и учителем — в самом высоком смысле этого слова — первых советских дипломатов. Один из них, Я. С. Ганецкий, вспоминал, что многие советские дипломаты постоянно и непосредственно обращались к В. И. Ленину «почти по всем без исключения вопросам». Один из наиболее близких к В. И. Ленину сотрудников, которого Ленин особенно ценил, Г. В. Чичерин, писал:

«Сразу схватывая существо каждого вопроса и сразу давая ему самое широкое политическое освещение, Владимир Ильич всегда в своих разговорах делал самый блестящий анализ дипломатического положения, и его советы (нередко он [стр. 99] предлагал сразу), самый текст ответа другому правительству могли служить образцами дипломатического искусства и гибкости» («Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине», т. 2. М., Госполитиздат, 1957, стр. 166—167.).

В. И. Ленина отличало глубочайшее знание законов общественного развития, умение применять эти знания на практике, тщательно учитывать реальное соотношение сил, конкретную обстановку. «...Чему научался у Владимира Ильича тот, кто с ним работал, — это необходимости прежде всего ясно видеть реальные факты, — так писал Г. В. Чичерин. — ...Когда дипломатия иностранных государств со свойственным ей мастерством, выработанным столетиями, маскировала действительное положение дел и свои действительные стремления под громаднейшим ворохом хороших слов, чувств или приятных утверждений, Владимир Ильич немногими словами превращал все это в кучу мусора, ставя перед глазами своего собеседника голые реальные факты живой действительности. Это именно делало его таким неподражаемым мастером ведения политики и таким страшным противником наилучших мастеров иностранной дипломатии» («Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине», т. 2. М., Госполитиздат, 1957, стр. 684.).

С особой силой проявились качества В. И. Ленина как замечательного дипломата в период борьбы за подписание мира с Германией. Как вспоминал впоследствии С. Аралов, «многие были в плену у ложной теории, которая питалась не реальными фактами, а субъективными желаниями и предположениями. Противники Брестского мира, апеллировали к чувствам, а чувства вопреки всему не хотели смиряться с этим издевательско-унизительным договором» (С. Аралов. По ленинским указаниям. «Международная жизнь», 1960, № 4, стр. 14.). И в этой обстановке «бесконечным теоретическим рассуждениям Владимир Ильич противополагал голые факты во всей их безжалостности» («Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине», т. 2, стр. 684.). Это была трудная, но единственно возможная позиция. Его умение оставаться на почве реальных фактов, логика его рассуждений были неотразимо убедительны.

В трудной обстановке, сложившейся в февральские дни 1918 г., В. И. Ленин дал советской дипломатии непревзойденный образец маневрирования, умения использовать противоречия в лагере противников. Сам В. И. Ленин в своем «Письме к американским рабочим» так писал о брестском периоде: «Когда хищники германского империализма в феврале 1918 года повели свои войска против безоружной, демобилизовавшей свою армию России, доверившейся международной солидарности пролетариата раньше, чем вполне созрела [стр. 100] международная революция, тогда я нисколько не колебался вступить в известное «соглашение» с французскими монархистами. Французский капитан Садуль... привел ко мне французского офицера де Люберсака. «Я монархист, моя единственная цель — поражение Германии», — заявил мне де Люберсак. Это само собою, ответил я... Это нисколько не помешало мне «согласиться» с де Люберсаком насчет услуг, которые желали оказать нам специалисты подрывного дела, французские офицеры, для взрыва железнодорожных путей в интересах помехи нашествию немцев. Это было образцом «соглашения», которое одобрит всякий сознательный рабочий, соглашения в интересах социализма. Мы жали друг другу руки с французским монархистом, зная, что каждый из нас охотно повесил бы своего «партнера». Но наши интересы на время совпадали. Против наступающих хищников немцев мы использовали в интересах русской и международной социалистической революции столь же хищнические контринтересы других империалистов. Мы служили таким образом интересам рабочего класса России и других стран, мы усиливали пролетариат и ослабляли буржуазию всего мира, мы употребляли законнейшее и обязательное во всякой войне маневрирование, лавирование, отступление...» (В. И. Ленин. Соч., изд. 5, т. 37, стр. 55—56.).

Нет сомнения, что только благодаря необычайному ленинскому искусству маневрирования между двумя группами империалистов Советское государство сумело выйти из труднейшего положения в период Бреста и добилось мира. Надо при этом подчеркнуть, что знание законов общественного развития, огромный опыт политической борьбы позволяли В. И. Ленину вскрывать глубокие противоречия между противниками и использовать именно коренные противоречия, а не играть на мелких, быстро преходящих конфликтах.

После заключения Брестского договора перед Советским государством встали новые сложные задачи борьбы за сохранение мира. В то время, когда на окраинах нашей страны уже начиналась интервенция стран Антанты, превратившаяся вскоре в основную угрозу для существования Советской власти, задачей советской внешней политики было использование Брестского мира как фактора, обеспечивавшего в труднейшей тогдашней обстановке мир на самой протяженной и самой опасной из тогдашних границ Советской России. Важнейшую роль в выполнении этой исторической задачи сыграла деятельность В. И. Ленина.

Как известно, и после Брестского мира германские войска, не считаясь ни с какими демаркационными линиями, постепенно продвигались вперед, в особенности со стороны Украины.[стр. 101] Некоторые дипломатические работники готовы были выступить с резкими нотами, носившими, по признанию Г. В. Чичерина, «характер паники», но вмешательство В. И. Ленина предупредило эти выступления.

«Его неподражаемый политический реализм, — писал Г. В. Чичерин о В. И. Ленине, — нередко спасал нас от ошибок, на которые были способны другие товарищи, более склонные поддаваться впечатлениям» («Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине», т. 2, стр. 167.).

Советское правительство по рекомендации Владимира Ильича обратилось к германскому правительству с указанием на создавшееся невыносимое положение и с предложением новых переговоров. Германия приняла это предложение. Переговоры завершились в августе 1918 г. дополнительными соглашениями с Германией.

В. И. Ленин внимательно следил за переговорами, умело сочетая необходимые уступки с твердостью, когда противник предъявлял неприемлемые требования. Сам В. И. Ленин обучал дипломатическому искусству не только работников Наркоминдела, советских послов, но и всех руководящих советских деятелей. С этой точки зрения представляет большой интерес телеграмма, посланная 14 февраля 1918 г. Шаумяну, чрезвычайному комиссару Кавказа и председателю Совета в Баку.

«Мы в восторге от вашей твердой и решительной политики, — писал В. И. Ленин. — Сумейте соединить с ней осторожнейшую дипломатию, предпосылаемую, безусловно, теперешним труднейшим положением, — и мы победим». И дальше в письме В. И. Ленин подчеркивает, какое значение имеет в дипломатии использование противоречий: «Трудности необъятные. Пока нас спасают только противоречия и конфликты и борьба между империалистами». И заканчивает свою телеграмму В. И. Ленин советом: «Умейте использовать эти конфликты: пока надо научиться дипломатии» (В. И. Ленин. Соч., изд. 4, т. 35, стр. 268.).

Письма и записки В. И. Ленина содержат конкретные указания по методике и тактике ведения дипломатических дел и переговоров. Большую ценность представляет указание, которое дал В. И. Ленин М. Г. Вронскому, возглавлявшему в 1918 г. советскую делегацию на переговорах с Германией по торговым вопросам: «(1) ...Вы первый берете слово (до Вас никто из русских).

(2) ... Вы сначала читаете тезисы...

(3) ... тезисы Вы мне завтра перед собранием... показываете».

В. И. Ленин в заключение писал: «Это архиважно. Это [стр. 102] директива ЦК и СНК. Это обязательно!» (В. И. Ленин. Соч., изд. 5, т. 50, стр. 74.). Здесь предусмотрены и порядок выступления, и тщательная его подготовка, и утверждение тезисов выступления В. И. Лениным.

Письма В. И. Ленина советскому полпреду в Германии А. А. Иоффе показывают, какое пристальное и конкретное внимание Владимир Ильич уделял буквально каждому шагу советской миссии (См. Ленинский сборник XXXVI, стр. 43—44, 46—47, 50—51, 54— 55, 60.).

Огромное значение придавал В. И. Ленин деятельности советской дипломатии по укреплению отношений доверия и дружбы с народами Востока. «Для всей нашей Weltpolitik (— мировой политики (нем.)) дьявольски важно завоевать доверие туземцев; — писал В. И. Ленин А. А. Иоффе, — трижды и четырежды завоевать; доказать, что мы не империалисты, что мы уклона в эту сторону не потерпим.

Это мировой вопрос, без преувеличения мировой.

Тут надо быть архистрогим.

Это скажется на Индии, на Востоке, тут шутить нельзя, тут надо быть 1000 раз осторожным» (Ленинский сборник XXXVI, стр. 320—321.).

Имея в виду внешнеполитическую деятельность Владимира Ильича, А. В. Луначарский говорил в 1919 г., что «вся дипломатия Советской России представляет собою поистине гениальную страницу в истории международных отношений...» (А. В. Луначарский. Статьи и речи по вопросам международной политики. М., 1959, стр. 165.).

Уроки В. И. Ленина советским дипломатам являются неоценимым вкладом в сокровищницу советского дипломатического опыта. Ленинские советы и составленные им политические документы служат образцами дипломатического искусства, гибкости и одновременно последовательности советской дипломатии. Руководство В. И. Лениным внешней политикой обеспечивало Советскому государству успехи в борьбе за сохранение независимости страны и строительство социализма. [стр. 103]

Вверх


Категория: Заключение Брест-Литовского мира | Теги: Брестский мир, перемирие с Германией
Просмотров: 1375 |