Главная » Документы и исследования » 1926—1927. Образование антисоветского фронта » Попытки Англии вовлечь Германию и Францию в антисоветский блок

Попытки Англии вовлечь Германию и Францию в антисоветский блок
28.11.2016, 19:45

История дипломатии. Т. 3. / Под ред. А. А. Громыко и др.— 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Политиздат, 1965., стр. 458-493

Глава 18. Провал попыток образования антисоветского фронта в 1925—1927 гг. (доктор ист. наук Попов В. И.) (стр. 458—493)

Империалистические противоречия после Локарно. Англо-итальянское сближение после Локарно. Политика Германии после Локарно. Свидание в Туари. Советско-германские отношения после Локарно. Улучшение отношений между СССР и прибалтийскими государствами. Договоры СССР о дружбе и нейтралитете со странами Среднего Востока. Обострение англо-советских отношений. Провоцирование военного конфликта Китая с СССР. Налет на АРКОС и советское торгпредство. Разрыв Англией дипломатических отношений с СССР. Провокация в Польше. Попытки Англии вовлечь Германию и Францию в антисоветский блок. Антисоветская политика США. Крах попыток создания антисоветского фронта.

Попытки Англии вовлечь Германию и Францию в антисоветский блок (стр. 487-490)

Известный английский журналист, скрывавшийся под псевдонимом Авгур, так охарактеризовал планы Великобритании в отношении СССР: «Лучшей политикой против общего врага является политика единого фронта». Основной силой этого блока должна была стать Германия. Авгур уверял, что Англия, стремясь заинтересовать Германию в проведении антисоветского курса, пойдет на досрочную отмену ряда статей Версальского договора, ликвидацию ограничения в вооружениях, пересмотр «плана Дауэса». Отдельные группы немецкой буржуазии выступили за участие в антисоветском блоке. К их числу относился союз «Стальной шлем», находившийся в тесной связи с националистическими и военными кругами Германии, и правое крыло католического центра.

Но такие настроения разделялись лишь небольшой, наиболее реакционно настроенной частью буржуазии. Основная часть немецкой буржуазии высказалась за сохранение с Советским Союзом отношений, основанных на договоре 1926 г.

Немецкая буржуазная пресса подчеркивала важность для Германии экономических связей с Советским Союзом. Экспорт Германии в СССР рос из года в год, и в 1925—1926 гг. он воз-рос по сравнению с предыдущим годом на 300 млн. руб. с лишним. Немецкая буржуазия надеялась расширить экономические отношения с СССР за счет вытеснения английских фирм! Значительно увеличилось количество предложений со стороны немецких фирм о продаже товаров советским внешнеторговым организациям. Советская сторона, всегда выступавшая за расширение экономических связей с Германией, пошла навстречу немецким фирмам. Советская дипломатия приняла ряд мер для укрепления сотрудничества с Германией. Она исходила при этом из того, что Германия была «прямо [стр. 487] заинтересована в оттяжке событий, ибо динамика развития» вела «к несомненному абсолютному и относительному росту экономического и политического веса Германии» и что она была «больше других стран заинтересована в развитии экономических связей с СССР» («КПСС в резолюциях и решениях...», ч. II, стр. 363.).

В июне 1927 г. состоялась встреча Г. В. Чичерина со Штреземаном
Густав
ШТРЕЗЕМАН
(1878 — 1929)
немецкий политик, рейхсканцлер и министр иностранных дел Веймарской республики (1923—1929).
(См.: Биографию)
, во время которой обсуждался вопрос о расширении советско-германских отношений.

Советский посол сообщал в Наркоминдел 15 июня 1927 г.: «Настроение Германии в связи с разрывом Англии с нами определилось в общем в благоприятную для нас сторону, и правительство и все сколько-нибудь значащие слои населения за соблюдение строжайшего нейтралитета в споре между нами и Англией. Настроение изменилось еще более в нашу пользу после убийства Войкова. Общественное мнение Германии было целиком на нашей стороне» (АВП СССР, ф. 082, оп. 10, п. 28, д. 5, л. 85.).

16 июня Г. В. Чичерин был с прощальным визитом у премьер-министра Германии Маркса. Немецкий премьер был подчеркнуто дружелюбен. Он подчеркивал единодушное желание правительства и всех слоев германского народа сохранить прежние отношения с Советским Союзом. Выразив надежду, что Германия не будет когда-либо поставлена перед необходимостью выбирать между коалицией западных держав и СССР, Маркс сказал Чичерину, что даже если такая необходимость настанет, то он думает, что Германия все-таки сумела бы сохранить нейтралитет.

23 июля 1927 г. Штреземан заявил на заседании рейхстага, что Германия не намерена участвовать в походе против СССР, что она будет по-прежнему сохранять нейтралитет. После убийства П. Л. Войкова английское МИД запросило Штреземана о том, разрешит ли Германия проход английских войск через свою территорию в Польшу. Германия затянула ответ, дождавшись урегулирования отношений между Польшей и СССР, когда надобность в ответе отпала сама собой (R. L. Buell. Europa, A History of Ten Jears, L. 1929, p. 289.).

Англия усиленно стремилась привлечь к активному участию в антисоветской политике Францию, располагавшую большой и первоклассной армией и имевшую значительное влияние на восточноевропейские страны. Военному сотрудничеству с Францией Англия в тех условиях придавала особое значение, поскольку в распоряжении антисоветского блока была бы мощная военная машина французского империализма. Английские дипломаты предприняли ряд шагов к сближению с Францией. [стр. 488] Их планам в известной степени способствовала международная обстановка. Революция в Китае усилила тревогу французских правящих кругов за Индокитай и другие французские колонии, внутри Франции реакционные силы начали поход против компартии.

Вместе с тем определенные круги французской буржуазии опасались, что создание антисоветского блока под руководством Англии приведет к усилению ее роли в европейских делах. Они опасались также, что вовлечение Германии в этот блок может произойти за счет пересмотра Версальского договора, в первую очередь в ущерб Франции и ее союзников. Англо-французские разногласия в политике по отношению к Германии и поражение французской дипломатии в Локарно усиливали напряжение в отношениях между обеими странами. Тем не менее английская дипломатия упорно пыталась обеспечить участие Франции в антисоветском блоке. Такие попытки делались в мае 1927 г., когда в Лондон были приглашены французский президент Думерг и министр иностранных дел Бриан
Аристид БРИАН
(1862 — 1932)
французский политический деятель, неоднократно премьер-министр Франции с 1909 по 1929, министр иностранных дел, внутренних дел, военный и юстиции. Лауреат Нобелевской премии мира 1926
(См.: Биографию)
.

Во время встречи Чемберлена
Остин
ЧЕМБЕРЛЕН
(1863 — 1937)
британский государственный и политический деятель-консерватор, дипломат; Министр иностранных дел Великобритании с 3 ноября 1924 – 4 июня 1929.
(См.: Биографию)
с Брианом в Лондоне в мае 1927 г. английский министр иностранных дел пытался склонить Францию к участию в антисоветских акциях, взамен этого обещая Франции «свободные руки» по отношению к Германии (оккупация Рейна и т. д.) (АВП СССР, ф. 165а. пп. 7. п. 139, д. 231, л. 53.).

В Женеве переговоры были продолжены. Однако, как сообщил советскому полпреду Штреземан, беседовавший по этому поводу с Брианом, последний заявил Чемберлену, что «французское правительство ни в коем случае не собирается менять своей политики по отношению к СССР в результате разрыва между Англией и СССР» (Там же, оп. 7, п 139, д. 225, л. 54.).

Советская дипломатия в свою очередь постаралась парализовать происки английской дипломатии, приняв действенные меры к улучшению отношений с Францией. На происходивших в то время советско-французских переговорах о долгах и кредитах советская делегация, желая достичь соглашения с Францией, заявила в мае 1927 г., что она принимает ряд французских предложений. В целях скорейшего достижения соглашения советская сторона внесла предложение по урегулированию вопроса о долгах и кредитах, пойдя на большие уступки Франции и взяв на себя обязательство уплатить в погашение долгов в течение ряда лет значительные суммы. Советские предложения были одобрительно встречены многочисленными кругами французских кредиторов и мелких держателей займов, к их принятию склонялось и большинство членов французской [стр. 489] делегации. Хотя переговоры о долгах и не дали результатов, но они сыграли положительную роль в развитии советско-французских отношений.

Французское правительство испытывало колебания в отношении СССР. С одной стороны, оно потребовало от СССР отозвать своего посла, якобы виновного во вмешательстве во внутренние дела Франции, предприняло бойкот советских внешнеторговых финансовых операций, а французский банк попытался захватить советское золото, вывезенное в США. С другой стороны, французское правительство заявило о том, что вопрос о разрыве отношений с СССР не ставился ни на один момент. В середине 1927 г. Советское правительство получило заверения от Бриана и Пуанкаре, что Англии не удастся увлечь Францию на путь авантюр и разрыва с СССР (АВП СССР, ф. 04, п. 90, д. 50270, 1927, л. 34.).

Сохранение советско-французских дипломатических отношений содействовало расширению экономических связей между странами. После разрыва Англией дипломатических отношений с СССР множество советских заказов было перемещено из Англии во Францию. [стр. 490]

Вверх


Категория: Попытки Англии вовлечь Германию и Францию в антисоветский блок | Теги: Г. Штреземан, О. Чемберлен, А. Бриан
Просмотров: 903 |