Главная » Документы и исследования » 1939. Политический кризис в Европе накануне войны » Резкое усиление военной угрозы в Европе. Англо-франко-советские переговоры

Обмен нотами между народным комиссаром иностранных дел Литвиновым и германским послом в Москве фон дер Шуленбург 16—18 марта 1939
10.12.2017, 20:10
Внешняя политика СССР: Сборник документов. Том IV: (1935 — июнь 1941 г.) — М., 1946, стр. 407—411

Обмен нотами между народным комиссаром иностранных дел Литвиновым и германским послом в Москве фон дер Шуленбург по поводу включения Чехии в состав Германской империи 16—18 марта 1939 года 29 (стр. 407—411)

 

А. Нота германского посла 16 марта 1939 года

Господин Народный Комиссар!

По поручению моего правительства имею честь сообщить правительству Союза Советских Социалистических Республик нижеследующее:

Чешский президент по своему желанию был принят вечером 14 марта фюрером и германским рейхсканцлером. На состоявшемся совещании достигнуто соглашение, точный текст которого гласит:

«Фюрер и рейхсканцлер в присутствии министра иностранных дел фон Риббентропа сегодня принял чехословацкого президента доктора Гаха и чехословацкого министра иностранных дел доктора Хвалковского по желанию последних. Во время этой встречи было с полной откровенностью подвергнуто рассмотрению серьезное положение, создавшееся в результате событий последних недель на бывшей до сих пор чехословацкой государственной территории. Обеими сторонами единодушно было высказано [стр. 407] убеждение, что целью всех усилий должно быть обеспечение спокойствия, порядка и мира в этой части Центральной Европы. Чехословацкий президент заявил, что для достижения этой цели и для окончательного умиротворения он с полным доверием передает судьбы чешского народа и страны в руки фюрера германского государства. Фюрер принял это заявление и высказал свое решение взять чешский народ под защиту германского государства и гарантировать ему соответственное его особенностям автономное развитие его народной жизни. В удостоверение сего данный документ изготовлен и подписан в двух экземплярах.

Берлин, 15 марта 1939 года.

Адольф Гитлер
фон Риббентроп
Доктор Гаха
Доктор Хвалковский»

 

В соответствии с вышеизложенным соглашением вчера в 6 часов утра германские войска перешли чехословацкую границу и будут заботиться о восстановлении порядка в Чешской области. Доктор Гаха и доктор Хвалковский согласились со всеми необходимыми мероприятиями, которые будут нужны для прекращения какого-либо сопротивления и избежания пролития крови.

Соответствующие указания даны подлежащим военным и гражданским чешским учреждениям.

Таким образом, нужно полагать, что процесс занятия и освобождения страны совершится в полном спокойствии и порядке.

Примите и пр.

Шуленбург.

Б. Нота германского посла

17 марта 1939 года

Господин Народный Комиссар!

По поручению германского правительства имею честь нотифицировать правительству Союза Советских Социалистических Республик нижеследующий указ от 16 марта 1939 года об установлении протектората Богемия и Моравия:

«В течение тысячелетия богемско-моравские земли являлись жизненным пространством германского народа. Насилие и неразумность вырвали их из их старого исторического окружения и создали, путем включения их в искусственную формацию Чехословакии, очаг постоянного беспокойства. С каждым годом росла опасность, что из этой области, как однажды было в прошлом, возникнет новая чудовищная угроза для мира в Европе, потому что чехословацкому государству и его властителям не удалось разумным образом организовать сосуществование групп народностей, произвольно объединенных в нем, и пробудить и поддержать интерес всех участков к сохранению их общего государственного целого. Таким образом, чехословацкое государство доказало свою внутреннюю нежизненность и поэтому оно теперь и подверглось фактическому распаду. Но германская империя не может терпеть длительных неустройств в столь важных областях, которые являются решающими, как для ее собственного спокойствия и безопасности, так и для всеобщего благополучия и всеобщего мира. Державе, более всего заинтересованной и наиболее угрожаемой, в силу своего исторического и географического положения, пришлось бы рано или поздно нести тяжелые последствия. Поэтому вполне соответствует принципу самосохранения, если германская империя решила вмешаться категорическим образом, в целях восстановления основ разумного порядка в Центральной Европе, и принять вытекающие из этого меры, поскольку германская империя уже доказала в течение своего тысячелетнего [стр. 408] исторического прошлого, что она в силу как своих размеров, так и качеств германского народа только одна призвана разрешить эту задачу. Будучи воодушевлен серьезным желанием служить подлинным интересам населяющих это жизненное пространство народов, обеспечить германскому и чешскому народу национальную самобытную жизнь, принести пользу миру и всеобщему социальному благополучию, я, именем германской империи, в качестве основы для будущего совместного существования жителей этих областей, приказываю следующее:

Статья 1. Части территории бывшей Чехословацкой Республики, занятой германскими войсками в марте 1939 года, принадлежат отныне к территории великой Германской империи и поступают в качестве «протектората Богемия и Моравия» под ее защиту. Поскольку этого требует защита империи, фюрер установит для отдельных частей этих областей отличный от настоящего порядок.

Статья 2. Национально-немецкие жители протектората становятся германскими гражданами и, согласно предписаниям закона об имперском гражданстве от 15 сентября 1935 года, имперскими подданными. Для них обязательны постановления об охране немецкой крови и немецкой чести. Они подлежат германской юрисдикции. Остальные жители Богемии и Моравии становятся гражданами протектората Богемия и Моравия.

Статья 3. Протекторат Богемия и Моравия автономен и самоуправляется. Он осуществляет принадлежащие ему суверенные права в рамках протектората в соответствии с политическими, военными и хозяйственными интересами империи. Эти суверенные права осуществляются собственными органами с собственными учреждениями с собственными чиновниками.

Статья 4. Глава автономного управления протектората Богемия и Моравия пользуется защитой и почетными правами главы государства. Глава протектората нуждается для выполнения своей должности в доверии фюрера и имперского канцлера.

Статья 5. В качестве блюстителя имперских интересов фюрер назначает имперского протектора в Богемии и Моравии. Его резиденцией является Прага. Имперский протектор, как представитель фюрера и как уполномоченный имперского правительства, имеет своей задачей заботиться о соблюдении политической линии фюрера. Члены правительства протектората утверждаются имперским протектором.

Утверждение может быть отозвано.

Имперский протектор вправе информироваться о всех мероприятиях правительства протектората, а также давать ему советы. На мероприятия, способные повредить империи, он может наложить запрет, а в случаях, не терпящих отлагательства, принимать необходимые решения, учитывая общие интересы.

Опубликование законов, распоряжений и иных правовых предписаний, равно как и исполнение административных распоряжений, а также вошедших в законную силу судебных решений приостанавливаются по протесту со стороны имперского протектора.

Статья 6. Внешними сношениями протектората, в частности защитой его граждан за границей ведает империя.

Империя будет вести внешние сношения в соответствии с общими интересами. Протекторат будет иметь представителя в имперском правительстве в ранге «посланника».

Статья 7. Империя оказывает протекторату военную защиту. Для этой защиты империя содержит в протекторате гарнизоны и военные сооружения. Для поддержания внутренней безопасности и порядка протекторат может организовывать свои собственные части. Имперское правительство определяет их структуру, мощность, численность и вооружение. [стр. 409]

Статья 8. Империя осуществляет прямой надзор над путями сообщения и всеми средствами связи.

Статья 9. Протекторат входит в состав таможенной территории германской империи и подлежит ее таможенному суверенитету.

Статья 10. Законным платежным средством наравне с имперской маркой остается впредь до особого распоряжения крона. Соотношение обеих валют определяется имперским правительством.

Статья 11. Империя может издавать правовые предписания для протектората, если этого требуют общие интересы. В случае общей потребности империя может взять в свое ведение отдельные отрасли управления и учреждать необходимые для этого обще-имперские органы.

Имперское правительство может принимать меры, необходимые для поддержания безопасности и порядка.

Статья 12. Действующее ныне в Богемии и Моравии право сохраняет силу, поскольку оно не противоречит смыслу принятия защиты их германской империей. Имперский министр внутренних дел издает по согласованию с заинтересованными имперскими министрами правовые и административные распоряжения во исполнение и развитие данного указа».

Указ подписан фюрером и канцлером германской империи, имперским министром внутренних дел, имперским министром иностранных дел и начальником имперской канцелярии.

Согласно статье 6 настоящего указа империя ведает внешними сношениями протектората, в частности защитой его граждан за границей.

Дипломатические представители Чехословакии за границей отныне более не правомочны осуществлять должностные функции.

Примите, господин Народный Комиссар, уверения в моем совершеннейшем почтении.

Шуленбург.

В. Нота народного комиссара иностранных дел М. М. Литвинова

18 марта 1939 года

Господин Посол!

Имею честь подтвердить получение Вашей ноты от 16-го и ноты от 17-го сего месяца, извещающих Советское Правительство о включении Чехии в состав Германской империи и об установлении над ней германского протектората.

Не считая возможным обойти молчанием означенные ноты и тем создать ложное впечатление о своем якобы безразличном отношении к чехословацким событиям, Советское Правительство находит нужным в ответ на означенные ноты выразить свое действительное отношение к упомянутым событиям.

1. Приведенные во вступительной части германского Указа в его обоснование и оправдание политико-исторические концепции и, в частности, указания на чехословацкую государственность, как на очаг постоянных беспокойств и угрозы европейскому миру, на нежизнеспособность чехословацкого государства и на вытекавшую из этого необходимость особых забот для Германской империи не могут быть признаны правильными и отвечающими известным всему миру фактам. На самом деле из всех европейских государств после первой мировой войны Чехословацкая республика была одним из немногих государств, где были действительно обеспечены внутреннее спокойствие и внешняя миролюбивая политика.

2. Советскому правительству неизвестны конституции какого-либо государства, которые давали бы право главе государства без согласия [стр. 410] своего народа отменить его самостоятельное государственное существование. Трудно допустить, чтобы какой-либо народ добровольно соглашался на уничтожение своей самостоятельности и свое включение в состав другого государства, а тем более такой народ, который сотни лет боролся за свою независимость и уже двадцать лет сохранял свое самостоятельное существование. Чехословацкий президент г. Гаха, подписывая берлинский акт от 15-го сего месяца, не имел на это никаких полномочий от своего народа и действовал в явном противоречии с параграфами 64 и 65 чехословацкой конституции и с волей своего народа. Вследствие этого означенный акт не может считаться имеющим законную силу.

3. Принцип самоопределения народов, на который нередко ссылается германское правительство, предполагает свободное волеизъявление народа, которое не может быть заменено подписью одного или двух лиц, какие бы высокие должности они ни занимали. В данном случае никакого волеизъявления чешского народа не было хотя бы в форме таких плебисцитов, какие имели место, например, при определении судьбы Верхней Силезии и Саарской области.

4. При отсутствии какого бы то ни было волеизъявления чешского народа, оккупация Чехии германскими войсками и последующие действия германского правительства не могут не быть признаны произвольными, насильственными, агрессивными.

5. Вышеприведенные замечания относятся целиком и к изменению статута Словакии в духе подчинения последней Германской империи, не оправданному каким-либо волеизъявлением словацкого народа.

6. Действия германского правительства послужили сигналом к грубому вторжению венгерских войск в Карпатскую Русь и к нарушению элементарных прав ее населения.

7. Ввиду изложенного Советское правительство не может признать включение в состав Германской империи Чехии, а в той или иной форме также и Словакии правомерным и отвечающим общепризнанным нормам международного права и справедливости или принципу самоопределения народов.

8. По мнению Советского Правительства действия германского правительства не только не устраняют какой-либо опасности всеобщему миру, а наоборот, создали и усилили такую опасность, нарушили политическую устойчивость в Средней Европе, увеличили элементы еще ранее созданного в Европе состояния тревоги и нанесли новый удар чувству безопасности народов.

Имею честь просить Вас, Господин Посол, довести вышеизложенное до сведения Вашего правительства и принять уверение в моем совершенном к Вам уважении.

Литвинов.

«Известия» № 66 (6836) от 20 марта 1939 г. [стр. 411]

29. Обмену нот между СССР и Германией 16—18 марта 1939 г. предшествовали следующие события:

Захват Чехословакии, осуществленный Гитлером в марте 1939 г., явился неизбежным непосредственным результатом Мюнхенской конференции и капитуляции Чемберлена и Даладье перед Гитлером. 14 марта 1939 г. при помощи Гитлера создалось «самостоятельное» Словацкое государство. Чешские войска были удалены с территории Словакии. В тот же день венгерское правительство заявило, что оно настаивает на присоединении Карпатской Украины к Венгрии. Одновременно Германия потребовала от чехословацкого правительства признания отделения Словакии и Карпатской Украины, роспуска чехословацкой армии, упразднения должности президента республики в учреждения вместо нее регента-правителя.

15 марта президент Чехословакии Гаха (заменивший ушедшего в отставку Бенеша) и министр иностранных дел Хвалковский были вызваны в Берлин к Гитлеру. Пока они туда ехали, германские войска перешли границу Чехословакии и начали занимать один город за другим. Когда Гаха и Хвалковский явились к Гитлеру, последний в присутствии Риббентропа предложил им подписать договор о присоединении Чехии к Германии. По сообщению ряда источников, Гитлер подписал заранее подготовленный текст договора и ушел из комнаты, в которой состоялась встреча. Гаха и Хвалковский подписались под этим документом.

16 марта 1939 г. словацкий премьер-министр Тиссо обратился к Гитлеру с телеграммой, в которой просил его взять Словакию под свою защиту.

Кроме СССР правительство США также отказалось признать присоединение Чехословакии к Германии. — 407. [стр. 594]

Вверх


Категория: Резкое усиление военной угрозы в Европе. Англо-франко-советские переговоры
Просмотров: 557 |