Главная » Документы и исследования » 1945—1949. Центральная Европа после войны » Обсуждение германских дел на международных встречах представителей четырех держав

Речь Госсекретаря США Бирнса в Штутгарте о политике США в отношении Германии, 6 сентября 1946 (пер. с англ.)
10.05.2017, 20:05
The Department of State bulletin, Vol. XV, № 376. September 15, 1946, page 496–501

 

Подтверждение политики США в отношении Германии

Обращение Государственного секретаря

 

Обращение прозвучало в Штутгарте, Германия, 6 сентября 1946 г. и опубликовано для печати в тот же день.

Я приехал в Германию, чтобы из первых рук узнать, что такое восстановление Германии, и обсудить с нашими представителями взгляды правительства Соединенных Штатов на некоторые из стоящих перед нами проблем.

Мы в Соединенных Штатах уделили этим проблемам много времени и внимания, потому что от их правильного решения будет зависеть не только будущее благополучие Германии, но и будущее благополучие Европы.

Мы узнали, хотим мы того или нет, что живем в одном мире, от которого мы не можем изолироваться. Мы узнали, что мир и благополучие неделимы и что наш мир и благополучие нельзя купить ценой мира или благополучия любой другой страны.

Я надеюсь, что немецкий народ никогда больше не совершит ошибку, полагая, что, поскольку американский народ миролюбив, он будет сидеть сложа руки в надежде на мир, если какая-либо нация применяет силу или угрозу силой, чтобы получить власть над другими народами и другими правительствами.

В 1917 году Соединенные Штаты вступили в Первую мировую войну. После той войны мы отказались вступать в Лигу Наций. Мы думали, что сможем держаться подальше от европейских войн, и потеряли интерес к делам Европы. Это не спасло нас от вовлечения во вторую мировую войну.

Мы больше не совершим этой ошибки. Мы намерены и дальше интересоваться делами Европы и мира. Мы помогли организовать Организацию Объединенных Наций. Мы считаем, что это остановит государства-агрессоры от развязывания войн. Поскольку мы в это верим, мы намерены поддерживать организацию Объединенных Наций всеми силами и ресурсами, которыми мы располагаем.

Американский народ хочет мира. Они давно перестали говорить о жестком или мягком мире для Германии. Это никогда не было настоящей проблемой. Мы хотим прочного мира. Мы будем выступать против мягких мер, которые приводят к нарушению мира.

Согласившись в Потсдаме с тем, что Германия должна быть разоружена и демилитаризована, и предлагая, чтобы четыре основные державы по договору совместно взяли на себя обязательство следить за тем, чтобы Германия оставалась разоруженной и демилитаризованной в течение целого поколения, Соединенные Штаты не забыли об ответственности, лежащей на них, и своим основным союзникам поддерживать и укреплять мир в соответствии с законом.

Свобода от милитаризма даст немецкому народу возможность, если он ею воспользуется, приложить свою огромную энергию и способности к делу мира. Это даст им возможность со временем показать себя достойными уважения и дружбы миролюбивых народов, занять почетное место среди членов Организации Объединенных Наций.

Не в интересах германского народа или в интересах мира во всем мире, чтобы Германия стала пешкой или партнером в военной борьбе за власть между Востоком и Западом.

Германский милитаризм и нацизм дважды в нашем поколении опустошали земли соседей Германии. Это справедливо, что Германия должна внести свой вклад в восстановление этого разрушения. Большинство жертв нацистской агрессии до войны были менее обеспечены, чем Германия. Германия не должна ожидать, что они самостоятельно несут основную цену нацистской агрессии.

Поэтому Соединенные Штаты готовы полностью выполнять принципы, изложенные в Потсдамском соглашении о демилитаризации и репарациях. Тем не менее, должны быть изменения в [стр. 496] уровнях промышленности, согласованные Союзной контрольной комиссией, если Германия не будет управляться как экономическая единица, как это предусматривает и требует Потсдамское соглашение.

Основа Потсдамского соглашения заключалась в том, что в рамках комбинированной программы демилитаризации и репараций военный потенциал Германии должен быть уменьшен за счет ликвидации и удаления ее военной промышленности, а также сокращения и удаления предприятий тяжелой промышленности. Предполагалось, что это должно быть сделано до такой степени, что в Германии останется промышленность, способная поддерживать в Германии средний европейский уровень жизни без помощи других стран.

Вывозимые таким образом установки должны были быть доставлены союзникам в качестве репарации. Заводы, которые должны быть вывезены из советской зоны, отправятся в Советский Союз и Польшу, а заводы, которые будут вывезены из западных зон, пойдут частично в Советский Союз, но в основном - на западных союзников. Предусматривалось также распределение иностранных активов Германии между союзниками.

После обстоятельного обсуждения союзники согласовали уровни, до которых должны быть сокращены основные немецкие отрасли промышленности для выполнения Потсдамского соглашения. Эти уровни были согласованы при условии, что местные ресурсы Германии должны быть доступны для распределения на справедливой основе для всех немцев в Германии и что продукты, не необходимые для использования в Германии, будут доступны для экспорта для оплаты необходимый импорт.

При установлении отраслевых уровней скидка на возмещение ущерба от текущего производства не производилась. Возмещение за текущее производство было бы полностью несовместимо с уровнем промышленности, установленным в настоящее время в соответствии с Потсдамским соглашением.

Очевидно, что необходимо было бы установить более высокие уровни производства, если бы предполагалось возмещение ущерба за счет текущего производства. Установленных уровней промышленности достаточно только для того, чтобы позволить немецкому народу стать самодостаточным и поддерживать уровень жизни, приближающийся к средним европейским условиям жизни.

Этот принцип сопряжен с серьезными трудностями для немецкого народа, но он требует лишь того, чтобы он разделил тяготы, которые нацистская агрессия нанесла среднему европейцу.

Однако немецкому народу не было отказано в возможности улучшить свою жизнь упорным трудом на протяжении многих лет. Им не было отказано в промышленном росте и прогрессе. Будучи вынужденным начать все сначала, как люди других опустошенных стран, с экономикой мирного времени, не способной обеспечить им больше, чем средний европейский стандарт, немецкий народ не должен был быть лишен права использовать такие сбережения, как они могли бы накопить тяжелым трудом и скромным образом жизни, чтобы построить свою промышленность в мирных целях.

Это был принцип репараций, с которым согласился президент Трумэн в Потсдаме. И Соединенные Штаты не согласятся на получение от Германии более крупных репараций, чем было предусмотрено Потсдамским соглашением.

Однако выполнению Потсдамского соглашения препятствовала неспособность Контрольного совета союзников предпринять необходимые шаги, чтобы позволить немецкой экономике функционировать как экономическая единица. Важнейшие административные департаменты центральной Германии не созданы, хотя они прямо предусмотрены Потсдамским соглашением.

Равное распределение основных товаров между несколькими зонами с целью обеспечения сбалансированной экономики по всей Германии и уменьшения потребности в импорте не было организовано, хотя это также прямо требуется Потсдамским соглашением.

Разработка сбалансированной экономики по всей Германии для обеспечения необходимых средств для оплаты утвержденного импорта не была достигнута, хотя это также прямо требуется Потсдамским соглашением.

Соединенные Штаты твердо убеждены в том, что Германия должна управляться как экономическая единица и что зональные барьеры должны быть полностью устранены в том, что касается экономической жизни и деятельности в Германии.

Условия, которые сейчас существуют в Германии, не позволяют промышленному производству достичь уровней, которые, по мнению оккупирующих держав, были необходимы для минимальной немецкой экономики мирного времени. Очевидно, что для достижения согласованного уровня промышленности мы не можем продолжать ограничивать свободный обмен товарами, людьми и идеями по всей Германии. Преграды между четырьмя зонами Германии преодолеть гораздо труднее, чем барьеры между нормальными независимыми государствами.

Пришло время, когда зональные границы следует рассматривать как определяющие только районы, [стр. 497] которые будут оккупированы в целях безопасности вооруженными силами оккупирующих держав, а не как автономные экономические или политические единицы.

Это был курс развития, предусмотренный Потсдамским соглашением, и это курс развития, которым американское правительство намерено следовать в полном объеме своих полномочий. Он официально объявил о своем намерении объединить экономику своей собственной зоны с любой или всеми другими зонами, желающими участвовать в объединении.

Пока только британское правительство дало согласие на участие своей зоны. Мы глубоко ценим их сотрудничество. Конечно, эта политика объединения не предназначена для исключения правительств, которые сейчас не желают присоединиться. Объединение будет открыто для них в любое время, когда они захотят присоединиться.

Мы за экономическое объединение Германии. Если невозможно обеспечить полное объединение, мы сделаем все, что в наших силах, для обеспечения максимально возможного объединения.

Каким бы важным ни было экономическое объединение для восстановления Германии и Европы, немецкий народ должен признать, что основная причина его страданий и бед - это война, которую нацистская диктатура навлекла на мир.

Но только потому, что страдания и бедствия в Германии неизбежны, американское правительство не желает брать на себя ответственность за ненужное усугубление экономических бедствий, вызванное неспособностью Контрольного совета союзников дать германскому народу шанс решить некоторые из их наиболее актуальных экономических проблем.

Что касается многих жизненно важных вопросов, Контрольный совет не управляет Германией и не позволяет Германии управлять собой.

Общая финансовая политика необходима для успешного восстановления Германии. Безудержная инфляция, сопровождаемая экономическим параличом, почти наверняка разовьется, если не будет общей финансовой политики, направленной на сдерживание инфляции. Срочно требуется программа радикальной налогово-бюджетной реформы для сокращения требований к валюте и денежно-кредитным требованиям, пересмотра структуры долга и обеспечения надежной финансовой базы для Германии.

Соединенные Штаты много работали над разработкой такой программы, но должны быть приняты полностью скоординированные меры и применяться единообразно ко всем зонам, чтобы предотвратить разрушительную инфляцию. Очевидно, что для эффективного выполнения любой такой программы необходимо центральное финансовое агентство.

Также важно, чтобы транспорт, связь и почтовые услуги были организованы по всей Германии без учета зональных барьеров. Общенациональная организация этих общественных служб предусматривалась Потсдамским соглашением. Прошло двенадцать месяцев, а ничего не сделано.

Германии нужна все продукты питания, которые она может произвести. До войны она не могла производить достаточно продуктов питания для своего населения. Площадь Германии уменьшилась. Население Силезии, например, было вынуждено вернуться в ограниченную Германию. Армии оккупантов и перемещенные лица увеличивают спрос, в то время как нехватка сельскохозяйственной техники и удобрений сокращает поставки. Для обеспечения максимально возможного производства продуктов питания и наиболее эффективного использования и распределения продуктов питания, которые могут быть произведены, следует создать центральное административное управление по сельскому хозяйству, которое должно действовать без промедления.

Точно так же существует острая необходимость в создании центрального немецкого административного агентства по вопросам промышленности и внешней торговли. В то время как Германия должна быть готова поделиться своим углем и сталью с освобожденными странами Европы, зависящими от этих поставок, Германия должна иметь возможность использовать свои навыки и энергию для увеличения своего промышленного производства и организации наиболее эффективного использования своего сырья и материалов.

Германии нужно дать возможность экспортировать товары, чтобы импортировать достаточно, чтобы сделать ее экономику самодостаточной. Германия является частью Европы, и восстановление в Европе, и особенно в государствах, граничащих с Германией, будет действительно медленным, если Германия с ее огромными запасами железа и угля превратится в богадельню.

Когда безжалостная нацистская диктатура была вынуждена безоговорочно сдаться, не было правительства Германии, с которым союзники могли бы иметь дело. Союзникам пришлось временно взять на себя ответственность за разрушенное немецкое государство, которое нацистская диктатура отрезала от реальной ответственности перед немецким народом. Союзники не могли оставить лидеров или приспешников нацизма на ключевых постах готовыми вновь заявить о своем злом влиянии при первой же возможности. Им нужно было уйти.

Но американское правительство никогда не намеревалось отказать немецкому народу в праве управлять своими внутренними делами, как только он сможет сделать это демократическим путем [стр. 498] при подлинном уважении прав человека и основных свобод.

Потсдамское соглашение, заключенное всего через несколько месяцев после капитуляции, обязывало оккупирующие державы восстановить местное самоуправление и ввести выборные и представительные принципы в региональную, провинциальную и государственную администрацию так быстро, как это согласовывалось с вопросами военной безопасности и обороны с целью военной оккупации.

Основными целями военной оккупации были и являются демилитаризация и денацификация Германии, но не создание искусственных барьеров для попыток немецкого народа возобновить свою экономическую жизнь в мирное время.

Нацистские военные преступники должны были быть наказаны за страдания, которые они принесли миру. Необходимо было проводить политику репараций и промышленного разоружения, предписанную Потсдамским соглашением. Но цель оккупации не предполагала длительной иностранной диктатуры германской экономики в мирное время или продолжительной иностранной диктатуры во внутренней политической жизни Германии. Потсдамское соглашение прямо обязывало оккупирующие державы начать построение политической демократии с нуля.

Потсдамское соглашение не предусматривало, что никогда не должно быть центрального правительства Германии: оно просто предусматривало, что на данный момент не должно быть центрального правительства Германии. Конечно, это означало только то, что центральное правительство не должно создаваться до тех пор, пока некая демократия не укоренится на почве Германии и не разовьется чувство ответственности на местах.

В Потсдамском соглашении мудро предусматривалось, что управление делами Германии должно быть направлено на децентрализацию политической структуры и развитие ответственности на местах. Это не имело целью помешать продвижению к центральному правительству с полномочиями, необходимыми для решения вопросов, которые будут решаться на общенациональной основе. Но это было предназначено для предотвращения установления сильного центрального правительства, господствующего над немецким народом, вместо того, чтобы нести ответственность перед его демократической волей.

Американское правительство считает, что немецкому народу по всей Германии, при надлежащих гарантиях, теперь должна быть предоставлена основная ответственность за ведение своих дел.

Прошло больше года с момента прекращения боевых действий. Не должны ли миллионы немецких людей перевооружаться, как это было после Первой мировой войны, а не быть принужденными жить в сомнениях относительно своей судьбы. Американское правительство считает, что союзники должны без промедления разъяснить немецкому народу основные условия мирного урегулирования, которые, как они ожидают, немецкий народ должен принять и соблюдать. Мы считаем, что теперь немецкому народу следует разрешить и помочь ему в проведении необходимых подготовительных мероприятий для создания демократического правительства Германии, которое может принять и соблюдать эти условия.

Отныне вдумчивые люди мира будут судить о действиях союзников в Германии не по обещаниям союзников, а по их действиям. Американское правительство поддерживало и будет продолжать поддерживать необходимые меры по денацификации и демилитаризации Германии, но оно не считает, что большие армии иностранных солдат или иностранных бюрократов, какими бы хорошо мотивированными и дисциплинированными ни были, в долгосрочной перспективе управлять самыми надежными защитниками демократии в другой стране.

Все, что могут и должны сделать правительства союзников, - это установить правила, по которым германская демократия может управлять собой. Оккупационные силы союзников должны быть ограничены до количества, достаточного для соблюдения этих правил.

Но, конечно же, вопрос для нас будет заключаться в следующем: какие силы необходимы, чтобы убедиться, что Германия сделает. Наше предложение по договору с крупными державами обеспечить выполнение в течение 25 или даже 40 лет плана демилитаризации, окончательно согласованного в мирном урегулировании, привело бы к возможно меньшую армию оккупации. Для обеспечения соблюдения мы могли бы больше полагаться на силы обученных инспекторов, а не на пехоту.

Например, если автомобильный завод в нарушение договора переоборудовал свое оборудование для производства военного оружия, инспекторы сообщали бы об этом Контрольному совету союзников. Они призывали правительство Германии остановить производство и наказать преступника. Если правительство Германии не подчинится, союзные страны предпримут шаги, чтобы заставить правительство Германии подчиниться. К сожалению, наше предложение по договору не было согласовано.

Скорее всего, силам безопасности придется остаться в Германии надолго. Я не хочу недопонимания. Мы не уклоняемся от своего долга. Мы не снимаемся. Мы остаемся здесь. Пока в Германии существует оккупационная армия, американские вооруженные силы будут частью этой оккупационной армии. [стр. 499]

Соединенные Штаты выступают за скорейшее создание временного правительства Германии для Германии. В американской зоне был достигнут прогресс в развитии местного и государственного самоуправления в Германии, и американское правительство считает, что аналогичный прогресс возможен во всех зонах.

Американское правительство считает, что временное правительство не должно выбираться вручную другими правительствами. Это должен быть немецкий национальный совет, состоящий из демократически ответственных министров-президентов или других высших должностных лиц нескольких штатов или провинций, которые были созданы в каждой из четырех зон.

В соответствии с зарезервированными полномочиями Контрольного совета союзников, Национальный совет Германии должен нести ответственность за надлежащее функционирование центральных административных органов. Эти агентства должны обладать достаточными полномочиями для обеспечения управления Германией как экономической единицей, как это предусматривалось Потсдамским соглашением.

На Национальный совет Германии следует также возложить ответственность за подготовку проекта федеральной конституции Германии, которая, среди прочего, должна обеспечить демократический характер новой Германии, а также права человека и основные свободы всех ее жителей.

После принципиального одобрения Союзным Контрольным Советом предложенная конституция должна быть представлена избранному съезду для окончательной разработки, а затем представлена народу Германии для ратификации.

Хотя мы будем настаивать на том, чтобы Германия соблюдала принципы мира, добрососедства и гуманности, мы не хотим, чтобы Германия стала сателлитом какой-либо державы или держав или жила под диктатурой, внешней или внутренней. Американский народ надеется, что мирные, демократические немцы станут и останутся свободными и независимыми.

Австрия уже признана свободной и независимой страной. Ее временный и вынужденный союз с Германией не был счастливым событием для обеих стран, и Соединенные Штаты убеждены, что в интересах обеих стран и мира в Европе, чтобы они следовали своими разными путями.

В Потсдаме определенные территории, которые были частью Германии, были временно переданы Советскому Союзу и Польше в соответствии с окончательными решениями Мирной конференции. В то время эти районы удерживались советской и польской армиями. Нам сказали, что немцы в больших количествах бежали из этих районов и что на самом деле из-за чувств, вызванных войной, было бы трудно реорганизовать экономическую жизнь этих районов, если бы они не управлялись как неотъемлемые части в в одном случае с Советским Союзом, а в другом - с Польшей.

Главы правительств согласились поддержать при мирном урегулировании предложение Советского правительства о окончательной передаче Советскому Союзу города Кенигсберга и прилегающей к нему территории. Если Советское правительство не изменит своих взглядов по этому поводу, мы, конечно, будем придерживаться нашего соглашения.

Что касается Силезии и других восточно-германских территорий, то передача этой территории Польше Россией в административных целях имела место до Потсдамской встречи. Главы правительств согласились с тем, что до окончательного определения западной границы Польши Силезия и другие восточно-германские территории должны находиться под управлением польского государства и для этих целей не должны рассматриваться как часть советской зоны оккупации Германии. Тем не менее, как явствует из Протокола Потсдамской конференции, главы правительств не согласились поддержать в мирном урегулировании уступку этой конкретной территории.

Советы и поляки сильно пострадали от рук гитлеровских армий. В результате соглашения в Ялте Польша уступила Советскому Союзу территорию к востоку от линии Керзона. Из-за этого Польша потребовала пересмотра своих северных и западных границ. Соединенные Штаты поддержат пересмотр этих границ в пользу Польши. Однако размер территории, которая будет передана Польше, должен быть определен при согласовании окончательного урегулирования.

Соединенные Штаты не считают, что они могут отказать Франции, в которую Германия трижды за 70 лет вторгалась, в ее притязаниях на территорию Саара, экономика которой долгое время была тесно связана с Францией. Конечно, если территория Саара будет интегрирована с Францией, она должна скорректировать свои репарационные требования к Германии.

За исключением указанного здесь, Соединенные Штаты не будут поддерживать никаких посягательств на территорию, которая, несомненно, является немецкой, или любое разделение Германии, которое не является искренним желанием заинтересованных людей. Насколько известно Соединенным Штатам, жители Рура и Рейнской области стремятся [стр. 500] оставаться вместе с остальной Германией. И США не собираются сопротивляться их желанию.

В то время как жители Рура были последними, кто поддался нацизму, без ресурсов Рура нацизм никогда не смог бы угрожать миру. Никогда больше нельзя использовать эти ресурсы в деструктивных целях. Их необходимо использовать для восстановления свободной мирной Германии и свободной мирной Европы.

Соединенные Штаты будут поддерживать такой контроль над всей Германией, включая Рур и Рейнскую область, который может быть необходим в целях безопасности. Это поможет усилить этот контроль. Но он не будет одобрять какие-либо меры контроля, которые могут подвергнуть Рур и Рейнскую область политическому господству или манипулированию внешними силами.

Немецкий народ сейчас ощущает разрушительные последствия войны, которую Гитлер и его приспешники навлекли на мир. Другие люди почувствовали эти разрушительные последствия задолго до того, как они были доставлены самому народу Германии.

Немецкий народ должен понять, что именно Гитлер и его приспешники пытали и истребляли ни в чем не повинных мужчин, женщин и детей и пытались с помощью немецкого оружия доминировать и унижать мир. Это были огромные возмущенные силы человечества, которые должны были пробиться в Германию, чтобы дать миру надежду на свободу и мир.

Американский народ, который боролся за свободу, не желает порабощать немецкий народ. Свобода, в которую верят американцы и за которую борются, - это свобода, которую необходимо разделить со всеми, кто желает уважать свободу других.

Соединенные Штаты вернули Германии практически всех военнопленных, которые находились в Соединенных Штатах. Мы предпринимаем незамедлительные шаги для возвращения немецких военнопленных, содержащихся под стражей в других частях мира.

Соединенные Штаты не могут избавить Германию от невзгод, нанесенных ей войной, начатой ее лидерами. Но Соединенные Штаты не желают усугублять эти невзгоды или отказывать немецкому народу в возможности найти выход из этих невзгод, если они уважают свободу человека и следуют путем мира. Американский народ хочет вернуть немецкому народу власть в Германии.

Американский народ хочет помочь немецкому народу вернуть себе почетное место среди свободных и миролюбивых народов мира. [стр. 501]

 

The Department of State bulletin, Vol. XV, № 376. September 15, 1946, page 496–501

 


Тема:

Категория: Хронология: 1946. 6 сентября. Речь государственного секретаря США Бирнса в Штутгарте

Категория: Германский вопрос 1940-е — 1950-е: Хронология

Категория: Германский вопрос 1940-е — 1950-е: Вырезки из газет

Категория: Совет министров иностранных дел (СМИД) 1945—1949: Хронология

Категория: Совет министров иностранных дел 1945—1949: Вырезки из газет

Категория: 1945—1949. Центральная Европа после войны: Документы и материалы

Вверх


Категория: Обсуждение германских дел на международных встречах представителей четырех держав | Теги: германский вопрос, 4 сессия СМИД
Просмотров: 21 |