Главная » Документы и исследования » 1945—1949. Коренные перемены международной арены » Изменения в международной жизни

Усиление с окончанием войны антисоветских тенденций во внешней политике западных держав
06.05.2017, 21:13
История дипломатии. Т. 5. Кн. 1. / Под ред. А. А. Громыко и др.— 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Политиздат, 1974., стр. 9—15

Глава 1. Коренные перемены на международной арене (первые послевоенные годы) (стр. 7—28)

Изменения в международной жизни (стр. 7—18)

Рост и укрепление мирового социализма. Усиление с окончанием войны антисоветских тенденций во внешней политике западных держав. Два противоположных курса в послевоенной политике.

Углубление общего кризиса капитализма (стр. 18—28)

Рост противоречий империализма. Дальнейшее укрепление позиций мирового социализма. Распад колониальной системы империализма.

Усиление с окончанием войны антисоветских тенденций во внешней политике западных держав (стр. 9—15)

«После финала грандиозной битвы и разгрома врага главные участники антигитлеровской коалиции пошли не общей дорогой строительства прочного мира, а разными путями. Не успели, можно сказать, высохнуть чернила на Декларации о поражении гитлеровской Германии, подписанной в Берлине представителями СССР, США, Англии и Франции, как наши бывшие союзники стали рвать связи, соединявшие главных участников войны против германского фашизма» 1. Когда военная мощь держав оси была сломлена и они не могли больше угрожать США и Англии, политика Вашингтона и Лондона стала все явственнее обнаруживать свой империалистический характер и антисоветскую направленность. Они стремились максимально урезать обеспечение интересов Советского Союза и всемерно укрепить свои позиции на мировой арене. Правящие круги западных стран были серьезно обеспокоены ростом влияния Советского Союза, а также провалом своих планов и надежд, которые они связывали с разгромом Германии и Японии. Демократические преобразования, развертывавшиеся в странах [стр. 9] Восточной Европы, укрепление в них, а также в ряде других европейских государств позиций антифашистских, патриотических, подлинно демократических сил, рост антиколониального, национально-освободительного движения вызывали глубокую тревогу монополистической буржуазии западных капиталистических государств.

1. Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. I. М., 1970. стр. 149—150.

Еще в годы войны крайние реакционные силы на Западе не только вынашивали свои антисоветские замыслы, но и активно действовали в этом направлении. В официальных ведомствах империалистических стран в глубокой тайне упорно работали над тем, чтобы помешать упрочению позиций социализма. Хотя подобные планы не приняли тогда законченных форм и постоянно менялись, но все развитие уже в первые послевоенные годы ясно свидетельствовало, что в их основу положен принцип собирания и мобилизации всех антисоветских сил для подготовки борьбы против Советского Союза и народов других стран, вырвавшихся из капиталистической системы.

С окончанием войны агрессивные империалистические круги все более определяли послевоенный внешнеполитический курс США и Англии.

Наиболее последовательным выразителем этого курса стал У. Черчилль. 24 апреля 1945 г. Черчилль, уже до этого активно выступавший в качестве инициатора «жесткой» политики в отношении Советского Союза, писал, что в дальнейшем отношения с СССР «возможно строить только при признании русским народом англо-американской силы». Оценивая сложившуюся послевоенную международную обстановку, он еще в то время сделал вывод, что «уничтожение военной мощи Германии повлекло за собой коренное изменение в соотношении сил» между СССР и западными державами. В соответствии с этим он призывал западные державы в своей политике руководствоваться следующим. «Во-первых, тем, что Советская Россия стала смертельной опасностью для свободного мира. Во-вторых, тем, что против ее дальнейшего продвижения должен быть немедленно создан новый фронт. В-третьих, тем, что этот фронт в Европе должен пролегать как можно дальше на востоке».

Так были сформулированы основные положения программы «холодной войны» против Советского Союза, надолго определившей основную линию поведения западных держав.

Это была прямая установка на отказ от сотрудничества с СССР, на развал антигитлеровской коалиции, на отказ от союзнических обязательств и оттеснение демократических сил с завоеванных ими в результате упорной борьбы и разгрома фашизма позиций.

Аналогичная эволюция произошла и во влиятельных кругах США. Уже к концу 1944 г. в американской правящей верхушке [стр. 10] раздавались открытые призывы к пересмотру политического курса США в отношении Советского Союза. Этой линии придерживались сенатор Ванденберг
Артур Хендрик
ВАНДЕНБЕРГ
(1884 — 1951)
американский политик-республиканец, Председатель внешнеполитического комитета Сената США с 3 января 1947 – 3 января 1949.
(См.: Биографию)
, Дж. Ф. Даллес
Джон Фостер
ДАЛЛЕС
(1888 — 1959)
американский политик-республиканец, госсекретарь США при президенте Эйзенхауэре с 26 января 1953 — 22 апреля 1959
(См.: Биографию)
и многие другие. Представители кругов, стоявших на позициях «отбрасывания коммунизма» и заключения с этой целью прямой сделки с германским империализмом и японским милитаризмом, стали действовать все более активно. Так, заместитель государственного секретаря США Дж. Грю в меморандуме, составленном им весной 1945 г., заявил, что война с Советским Союзом «неизбежна», что она может разразиться в ближайшие годы, и призывал американское правительство к укреплению своих позиций вокруг СССР, чтобы держать его под угрозой 2.

2. G. Grew. The Turbulent Era, vol. II. Boston, 1952, p. 1446.

Ф. Д. Рузвельт и некоторые наиболее дальновидные политические деятели из его ближайшего окружения сдерживали эти силы. Будучи выразителем интересов монополистического капитала, Ф. Д. Рузвельт защищал эти интересы, по словам У. Фостера, «со своих либеральных позиций», оставаясь противником нацизма и сторонником сохранения сотрудничества с СССР. Он не мог также не считаться с настроениями широких масс американского народа, одобрявшего этот курс и четыре раза подряд отдававшего ему свои голоса. Бывший заместитель государственного секретаря С. Уэллес в своей книге «Куда мы идем» писал: «Для Франклина Рузвельта непременным фундаментом будущего мира было прочное соглашение с Советским Союзом... В узком смысле ни одно из обоих государств не зависело от другого. Но в более широком смысле, как он полагал, каждое из них могло обеспечить себе безопасность только при условии сотрудничества с другим... Он считал необходимым, чтобы оба правительства поняли: в области международных дел их курсы могут быть всегда параллельными и никогда — антагонистическими» 3.

3. Цит. по газ. «Правда», 18 ноября 1973 г.

Неожиданная смерть Ф. Д. Рузвельта способствовала изменению соотношения сил в американской правящей верхушке и сказалась на политике США, прежде всего на их отношении к Советскому Союзу. Верх в ней взяли наиболее консервативные, антисоветские силы. Выразителем интересов этих кругов стал Г. Трумэн — представитель крайне правого крыла американского империализма.

Через три дня после смерти Ф. Д. Рузвельта в государственном департаменте собрались представители финансовой олигархии США. На этом совещании 4 было принято решение о [стр. 11] повороте во внешней политике США и превращении Германии в «оплот против большевизма» 5.

4. В нем приняли участие председатель внешнеполитического комитета сената Ванденберг, Д. Ф. Даллес, влиятельные представители военных и монополистических кругов США.

5. «Neues Deutschland», 9. XII. 1954.

Сам Г. Трумэн в беседах со своими приближенными уже давно критически отзывался о политике Ф. Д. Рузвельта. Он не раз высказывал сомнения относительно целесообразности требования безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. Г. Трумэн считал, что Ф. Д. Рузвельт и У. Черчилль действовали в 1944 г. «поспешно», когда согласились с предложением Европейской консультативной комиссии о зонах оккупации Германии, и что этот вопрос следовало бы отложить до окончания войны, когда, по его мнению, западные державы могли бы решить его более благоприятно для себя 6.

6. H. Truman. Memoiren, Bd. I, Stuttgart, 1955, S. 172—173.

Формулируя в апреле 1945 г. после встреч и консультаций со своими приближенными курс нового американского правительства, Г. Трумэн заявил: «Я намерен быть твердым в своих взаимоотношениях с Советским правительством». «Жесткая» политика в отношении Советского Союза стала проводиться фактически уже с весны 1945 г.

Цель такого курса состояла в том, чтобы утвердить господство США над всем миром. «Одержанная победа,— говорил еще в 1945 г. Г. Трумэн,— возложила на американский народ постоянную ответственность за руководство миром» 7.

7. «Publik Papers of the United States». Washington, 1961, p. 549.

Ближайшее окружение Г. Трумэна не только полностью разделяло его взгляды, но шло в некоторых вопросах даже еще дальше. Так, например, некоторыми из них уже 12 мая 1945 г. поднимался вопрос о необходимости «пересмотра» Ялтинских решений 8.

8. «The Forrestol Diaries». Ed. by W. Mills. New York, 1951, p. 56.

В этом направлении Г. Трумэна подталкивали Дж. Бирнс и другие американские деятели, настойчиво внушавшие ему мысль о необходимости использования атомной монополии США для давления на Советский Союз.

Более того, в Англии и США изучался даже вопрос о возможности немедленной войны против Советского Союза, если на переговорах советская сторона не пойдет на уступки и возникнут в связи с этим «трудности». Так, начальник имперского генерального штаба Великобритании фельдмаршал Аланбрук писал много лет спустя, что уже через две недели после окончания военных действий в Европе руководители штабов отдельных родов войск страны получили приказание подготовить меморандум о военных мероприятиях, «направленных против России» 9. [стр. 12]

9. A. Bryant. Triumph in the West. 1943—1946. Based on the Diaries of Field Marshal Alanbrooke. London, 1959, p. 70.

У. Черчилль похвалялся 23 ноября 1954 г. в речи перед избирателями Вудфорда, что в то время, «когда немцы сдавались сотнями тысяч», он направил командующему английскими войсками в Европе Монтгомери телеграмму с указанием «тщательно собирать германское оружие и складывать его, чтобы его легко можно было бы снова раздать германским солдатам, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если бы советское наступление продолжалось» 10. С таким же предложением У. Черчилль обратился и к Д. Эйзенхауэру. Ссылки на «советское наступление» были лишь предлогом, направленным на то, чтобы как-то оправдать подобное вероломство по отношению к советскому союзнику.

10. «Правда», 25 ноября 1954 г.

Такие планы вынашивались определенными кругами и в американской правящей верхушке. Представитель этих кругов, один из видных военных деятелей США, генерал Арнольд, в мае 1945 г. заявил, что теперь основным врагом Соединенных Штатов будет Советский Союз, и предлагал в связи с этим немедленно приступить к подготовке воздушной войны против СССР. При этом некоторые американские военные деятели открыто высказывались за использование атомных бомб, которыми располагали США.

Однако генеральные штабы Англии и США пришли к выводу, что они не смогут нанести поражения СССР и что «шансы на успех равны нулю» 11.

11. A Bryant. Triumph in the West p. 469—470.

Но это не означало, что империалистические силы на Западе отказались от планов подготовки войны против Советского Союза.

Разумеется, в капиталистических странах определенные здравомыслящие круги исходили из того, что от сотрудничества с Советским Союзом зависит сохранение мира. Еще во время войны они предлагали рассматривать СССР как «постоянного союзника», предоставить ему льготные кредиты для восстановления разрушенной войной экономики и «удовлетворить его справедливые требования» 12. Однако со смертью Ф. Д. Рузвельта представители этих кругов перестали играть прежнюю роль в определении политического курса США. Главной установкой военно-политической стратегии монополистической буржуазии США стала линия на создание при поддержке других капиталистических стран такой ситуации, которая позволила бы действенно проводить политику «с позиции силы». В качестве логического развития этого курса реакционные круги Соединенных Штатов рассматривали не только политику «балансирования на грани войны», но и развязывание при благоприятных условиях [стр. 13] войны против СССР и социалистических государств, чтобы попытаться ликвидировать социалистическую систему и справиться с общим кризисом капитализма за счет народов социалистических стран.

12. R. S. Sherwood. Roosevelt uiid Hopkins. Hamburg, 1948, S. 528.

Американские монополисты открыто претендовали на «руководство миром», стремились, как признавал один из американских генералов, «установить полицейский контроль над миром и навязать ему своего рода Pax Americana» 13.

13. «Look», November 24, 1959.

В качестве одного из важнейших средств для достижения этих целей правящие круги США рассматривали временную монополию на атомную бомбу. «Новое оружие даст нам возможность продиктовать при окончании войны свои условия Советскому Союзу» 14,— говорил Г. Трумэну Дж. Бирнс, ставший летом 1945 г. государственным секретарем США.

14. H. Truman. Memoiren, Bd. I, S. 122.

Если атомная бомба «взорвется,— заявлял Г. Трумэн,— тогда, конечно, у меня будет средство нажима на советских представителей» 15.

15. G. S. Wheeler. Die Amerikanische Politik in Deutschland (1945— 1950). Berlin, 1958, S. 21.

Даже применение атомных бомб против японских городов Хиросимы и Нагасаки было осуществлено, по признанию тогдашнего государственного секретаря США Д. Бирнса, не столько как средство, необходимое в войне против Японии, сколько для того, чтобы «сделать Россию более сговорчивой в Европе» 16.

16. «Foreign Affairs», January 1957, p. 347.

Началась кампания атомного шантажа и угроз по отношению к СССР. Американский радиокомментатор Кингдон отмечал, что «в США и Англии имеются люди, которые радостно взирают на атомную бомбу, так как придерживаются мнения, что ее единственным назначением является запугать Россию. Трудно найти иное объяснение последних речей Трумэна, Эттли, Бевина и Черчилля, как то, что они предостерегают Россию: она будет уничтожена американцами и англичанами, если не захочет вести себя подобающим образом», т. е. так, как угодно Вашингтону и Лондону 17.

17. K. Bittel. Alliierter Kontrollrat und Aussenministerkonferenzen. Berlin, 1959, S. 26.

30 сентября 1945 г. Дж. Ф. Даллес, выступая в качестве специального уполномоченного президента США, передал в Лондоне главе американской делегации на первой сессии СМИД Бирнсу установку: не стремиться к достижению взаимной договоренности, а проявлять по отношению к Советскому Союзу [стр. 14] неуступчивость 18. В письме Бирнсу 5 января 1946 г. Г. Трумэн давал следующие указания: «Русским нужно показывать железный кулак и говорить сильным языком». И «я думаю, мы не должны теперь идти с ними ни на какие компромиссы» 19.

18. «Life», 8. V. 1950 (цит. по: K. Bittel. Atlantikpakt oder kollektive Sicherheit, 2. Auflage. Berlin, 1954, S. 15).

19. H. Truman. Memoiren, Bd. I, S. 601.

Это означало отказ от принципов сотрудничества, сложившихся в годы войны, означало переход к политике «с позиции силы».

Вопреки жизненным интересам народов правящие круги США и Англии, отвергнув курс на мирное сосуществование, сделали выбор в пользу «политики силы» и «холодной войны». [стр. 15]

Вверх


Категория: Изменения в международной жизни | Теги: Даллес Дж. Ф., США, Ванденберг А.
Просмотров: 1794 |