Главная » Документы и исследования » 1946—1962. Политика США в Латинской Америке » Карибский кризис 1962

Дипломатические усилия СССР по ликвидации карибского кризиса
20.03.2019, 21:35
История дипломатии. Т. 5. Кн. 1. / Под ред. А. А. Громыко и др.— 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Политиздат, 1974., стр. 631—645

Глава 18. Карибский кризис 1962 г. (стр. стр. 616—645)

1. Подготовка в США обострения обстановки в Карибском море (стр. 616—630)

2. Дипломатические усилия СССР по ликвидации кризиса (стр. 631—645)

Дипломатические усилия СССР по ликвидации кризиса (стр. 631—645)

К 22 октября 1962 г. правительство США сконцентрировало в районе Карибского моря крупные соединения военно-морского флота (183 единицы), военно-воздушных сил, парашютистов и морскую пехоту. В боевую готовность были приведены американские войска в Западной Европе. В воздух были подняты бомбардировщики (50% от общего их числа) стратегической авиации 1. Подводные ядерные лодки с ракетами «Поларис» заняли оперативные позиции, угрожая социалистическим странам 2. Мир стоял у порога термоядерной войны. Р. Кеннеди признал спустя несколько лет, что 22 октября он отправился спать, полный беспокойства и ужаса 3.

1. «Внешняя политика СССР». М., 1968, стр. 232.

2. J. G. Stoessinger. Opp. cit., p. 166.

3. R. F. Kennedy. Opp. cit., p. 55—56.

Для того чтобы хоть как-нибудь «легализовать» свои противоречащие международному праву акции в отношении Кубы и СССР, госдепартамент США срочно организовал 23 октября заседание в Вашингтоне Совета ОАГ, на котором была принята резолюция, оправдывающая действия правительства США. Резолюция призывала латиноамериканские страны «использовать военную силу» против Кубы 4. 23 октября в 19 часов 6 минут (по Гринвичу) президент Кеннеди подписал «прокламацию 3504», объявлявшую, что «карантин» Кубы устанавливается с 14 часов 24 октября 1962 г. Прокламация включала в «наступательное оружие» не только ракеты типа «земля — земля», но и бомбардировщики. Министерству обороны было дано указание претворить директиву президента в жизнь 5.

4. «Documents on American Foreign Relations, 1962». Ed by R Steb-bins, p. 380—383.

5. Ibid., p. 383-384.

23 октября советское посольство посетил брат президента, Р. Кеннеди. Он заявил, что его визит продиктован личными соображениями и что он не имеет поручений от президента 6. Затем он стал излагать американскую версию о том, что лично президент Кеннеди считает себя введенным в заблуждение. На вопрос А. Ф. Добрынина, почему американское правительство, прежде чем встать на путь, чреватый военным конфликтом между СССР и США, не обратилось к Советскому правительству для разъяснения обстановки, Р. Кеннеди не дал вразумительного ответа. С советской стороны была выражена надежда, что [стр. 631] правительство США все же трезво оценит положение и не прибегнет к действиям, которые могут привести к катастрофе.

6. Это заявление Р. Кеннеди не соответствовало действительности. Он явился в советское посольство по прямому поручению президента Кеннеди, чтобы установить контакт с советской стороной и еще раз попытаться объяснить акции правительства США. Об этом Р. Кеннеди рассказал позже в своей книге «Thirteen Days» (p. 63).

Р. Кеннеди, являвшийся одним из самых влиятельных членов американского кабинета, в беседе во время посещения советского посольства не счел возможным обговорить конкретные пути урегулирования кризиса. Однако чувствовалось, что он явно озабочен создавшимся положением. Покидая посольство, Р. Кеннеди еще раз подтвердил план осуществления морской блокады Кубы. Советским послом при этом было заявлено, что меры, предпринимаемые США в открытом море, нарушают международные нормы свободы судоходства и являются незаконными 7.

7. АВП СССР.

23 октября 1962 г. Советское правительство сделало заявление, в котором установление США морской блокады Кубы расценивалось как «беспрецедентные агрессивные действия». Внимание правительств других стран обращалось на то, что империалисты США готовы «толкнуть мир к пропасти военной катастрофы». «Народы всех стран,— отмечалось далее в заявлении,—должны ясно представлять себе, что, идя на такую авантюру, Соединенные Штаты Америки делают шаг на пути к развязыванию мировой термоядерной войны». В заявлении подчеркивалось также, что «если агрессоры развяжут войну, то Советский Союз нанесет самый мощный ответный удар». Правительству США предлагалось принять неоднократно вносившиеся советские предложения о ликвидации военных баз, находящихся на иностранных территориях в различных частях света. Советское правительство поставило в ООН вопрос о срочном созыве Совета Безопасности для рассмотрения вопроса «О нарушении Устава ООН и угрозе миру со стороны Соединенных Штатов Америки» 8.

8. «Внешняя политика Советского Союза и международные отношения. Сборник документов. 1962 год». М., 1963, стр. 399—405.

В период карибского кризиса шла интенсивная переписка по дипломатическим каналам между главой Советского правительства и президентом США. Советская сторона искала путь к мирному урегулированию вызванного США кризиса, чреватого угрозой всеобщему миру. В письме на имя президента от 23 октября 1962 г. Председатель Совета Министров СССР отметил, что оружие, находящееся на Кубе, независимо от того, к какому классу оно относится, предназначено только для целей обороны. Заявление президента США от 22 октября было охарактеризовано как неприкрытое вмешательство во внутренние дела Кубы, СССР и многих других государств. Была выражена надежда, что американское правительство проявит благоразумие и откажется от проводимых им необдуманных действий, [стр. 632] которые могут привести к самым катастрофическим последствиям для мира во всем мире 9.

9. АВП СССР.

24 октября посольство США сообщило ответ американского президента на письмо главы Советского правительства. В нем снова делалась попытка возложить вину за возникновение карибского кризиса на Советский Союз. Вместе с тем президент США высказал беспокойство по поводу возможного дальнейшего развития событий. Он выражал надежду, что США и СССР проявят реализм и не предпримут шагов, еще более затрудняющих возможность держать события под контролем. В своем письме Кеннеди сообщал также, что установленный США карантин вступил в силу в 14 час. по гринвичскому времени 24 октября 10.

10. АВП СССР.

В ответном письме Председателя Совета Министров СССР от 24 октября было отмечено, что действия правительства США носят ультимативный характер, рассчитанный на то, чтобы запугать Советский Союз 11. Американского президента призывали хладнокровно, не давая воли эмоциям, оценить сложившееся положение 12. Менее чем через сутки Кеннеди дал ответ на это письмо главы Советского правительства, в котором пытался интерпретировать последовательность событий летом и осенью 1962 г. таким образом, чтобы оправдать свои действия по отношению к Кубе. Меры, предпринятые для укрепления обороноспособности Кубы, заявил Кеннеди, «требовали ответных действий, о которых я объявил». Вместе с тем Кеннеди выразил сожаление по поводу ухудшения отношений между СССР и США. Однако он все еще выдвигал надуманную версию о том, что только односторонние действия Советского правительства могут восстановить существовавшее ранее положение 13.

11. АВП СССР.

12. Там же.

13. Там же.

В период карибского кризиса американская дипломатия развернула в ООН большую активность, основной целью которой было оправдать агрессивные действия США против СССР и Кубы. 23 октября под председательством представителя СССР В. А. Зорина состоялось заседание Совета Безопасности. В повестку дня заседания были включены внесенный Советским Союзом вопрос о нарушении Устава ООН и угрозе миру со стороны США, запрос кубинского правительства об агрессивных действиях США против Кубы, а также письмо США. Зал заседаний Совета Безопасности был заполнен дипломатами и публикой до отказа. Первым на этом заседании выступил американский делегат Э. Стивенсон, предусмотрительно записавшийся [стр. 633] в список ораторов еще 22 октября, во время выступления Кеннеди по радио и телевидению. Вся его речь свелась к попытке оправдать установление морской блокады Кубы правительством США. Затем Стивенсон представил в Совет Безопасности американский проект резолюции, в котором выдвигались требования о вывозе с Кубы советских ракет и направлении на Кубу наблюдателей ООН «для обеспечения выполнения настоящей резолюции». Только в случае выполнения этих требований США соглашались не проводить мер по карантину 14. Был в американском проекте резолюции и пункт о том, чтобы СССР и США в срочном порядке обсудили вопрос о мерах по устранению существующей угрозы безопасности Западного полушария и миру во всем мире и представили об этом доклад Совету Безопасности. Таким образом, в указанном проекте резолюции, хотя и в завуалированной, демагогической форме, намечался отход от прежней, крайне воинственной позиции США в вопросе о путях разрешения карибского кризиса. Представитель Кубы в своем выступлении показал, что агрессивные действия США против Кубы, создавшие угрозу всеобщему миру, являются продолжением и усугублением враждебной в отношении Кубы политики, которая проводится правящими кругами США после победы Кубинской революции. Эти действия представляют собой прямое вмешательство во внутренние дела Кубы, грубое нарушение Устава ООН и общепризнанных норм международного права.

14. «Documents on American Foreign Relations, 1962», p. 383.

В выступлении представителя СССР были приведены многочисленные факты подобных действий США против Кубы за последнее время и показано, что правительство США, вместо выяснения путем переговоров и личных контактов, в частности во время недавней встречи министра иностранных дел СССР с президентом США, неясных для него действий СССР, предприняло противоречащие общепризнанным международным нормам односторонние агрессивные акции в Карибском море, которые поставили мир перед угрозой термоядерной войны. СССР выдвинул конкретные предложения о немедленном прекращении этих агрессивных действий и призвал вступить в переговоры с целью нормализации обстановки и предотвращения угрозы возникновения войны.

24 октября состоялось очередное заседание Совета Безопасности, на котором развернулась горячая дискуссия о положении в районе Карибского моря. В ней приняли участие делегации Венесуэлы, Англии, Румынии, Ирландии, Франции, Чили, ОАР, Ганы, а также исполнявший обязанности генерального секретаря ООН У Тан. Представитель Румынии полностью [стр. 634] поддержал позицию Советского Союза и Кубы, осудивших угрозу миру со стороны США 15. Представители ОАР и Ганы в ходе дискуссии поддержали право Кубы самостоятельно избирать свой политический режим и осуществлять необходимые меры обороны в целях отстаивания своей свободы и территориальной целостности. Они подчеркнули, что действия США по установлению блокады Кубы являются нарушением принципа свободы морей и угрожают миру и всеобщей безопасности. Гана и ОАР внесли свой проект резолюции, призывавший США, Кубу и СССР разрешить конфликт путем мирных переговоров 16. Совершенно иной была позиция государств — членов НАТО. Ее определяли военно-блоковые интересы и нажим, который правительство США оказало на них. Английский представитель А. Дин поддержал агрессивные действия против Кубы и СССР. Понимая, очевидно, ту большую опасность, которую несет Англии наличие на ее территории нацеленных на СССР американских ракет, А. Дин одновременно высказался в пользу переговоров между заинтересованными сторонами. За переговоры высказался и французский представитель Р. Сейду. Поскольку ОАГ под нажимом США заняла антикубинскую позицию, представители Венесуэлы и Чили в Совете Безопасности поддержали предложение Стивенсона. Представитель Ирландии Эйкен призвал к мирному урегулированию возникшего кризиса путем переговоров. Принимавший участие в заседании Совета Безопасности У Тан зачитал текст своего послания Советскому правительству и правительству США, в котором содержалось пожелание, чтобы все втянутые в конфликт стороны встретились и обсудили ситуацию 17. Он заявил также, что готов оказать необходимые услуги и находится в распоряжении обеих сторон. После окончания заседания 45 афро-азиатских стран выразили поддержку предложению У Тана. Но его позиция вызвала недовольство Стивенсона, который сообщил исполняющему обязанности генерального секретаря, что Дж. Кеннеди еще не принял решения об ответе на обращение 18.

15. U. N. Document S/5187, October 23, 1962 (ed. cit).

16. U. N. Document S/5190, October 24, 1962 (ed. cit).

17. U. N. Document S/PV. 1024, October 24, 1962 (ed. cit).

18. АВП СССР.

Советское правительство в ответ на призыв У Тана «воздержаться от любых действий, которые могут обострить положение и принести с собой риск войны», заявило, что принимает это предложение 19. Так как международная ситуация в связи с затяжкой правительством США ответа по существу на первое послание У Тана продолжала обостряться, последний 25 октября направил СССР и США новые послания, в которых еще раз [стр. 635] поставил вопрос о выработке основы для соглашения, направленного на урегулирование проблемы мирным путем в соответствии с Уставом ООН 20. В телеграмме на имя Председателя Совета Министров СССР У Тан просил дать инструкции советским судам, «уже находящимся на пути в Кубу, держаться в стороне от района перехвата», чтобы избежать столкновения с кораблями Соединенных Штатов во время обсуждения различных вариантов возможного соглашения 21. У Тан призвал также президента США дать инструкции соответствующим организациям об избежании непосредственного столкновения с советскими кораблями.

19. «Внешняя политика Советского Союза...», стр. 410.

20. «Document on American Foreign Relations, 1962», p. 389—391.

21. «Внешняя политика Советского Союза...», стр. 412.

Второе послание У Тана США без ответа не оставили. Они согласились принять меры, исключающие столкновение американских и советских судов. Кеннеди сделал это против воли «ястребов», которые требовали от него, чтобы действия американских военных кораблей распространились за пределы зоны карантина, в открытом океане. Явной целью этих требований было спровоцировать столкновение между американскими и советскими судами. Как впоследствии отмечал Т. Соренсен, по этому вопросу произошла «острая стычка с представителями военно-морских сил» 22. Тон ответа Дж. Кеннеди на письмо У Тана уже значительно отличался от его выступления по телевидению, когда президент угрожал Кубе и СССР морским карантином. «Я получил Ваше сегодняшнее послание,— писал он У Тану.— Я по-прежнему понимаю и приветствую Ваши усилия, направленные на достижение удовлетворительного решения. Я понимаю и разделяю Вашу озабоченность по поводу необходимости проявлять большую осторожность впредь до начала обсуждения» 23. Кеннеди обещал У Тану, что американские военные корабли в Карибском море сделают все возможное, чтобы избежать непосредственного столкновения с советскими судами. В письме к У Тану Кеннеди снова утверждал, что «наступательное оружие» СССР на Кубе якобы угрожает миру 24. Американский президент вновь извращал здесь причину конфликта, которая заключалась в агрессивности и авантюристичности внешней политики империалистических сил США.

22. Th. Sorensen. Kennedy. New York, 1965, p. 710.

23. «Documents on American Foreign Relations, 1962», p. 391.

24. Ibid.

25 октября состоялось новое заседание Совета Безопасности. На нем Стивенсон зачитал ответ Дж. Кеннеди на повторное обращение У Тана. Советским представителем, в свою очередь, было оглашено ответное письмо Советского правительства 25. На [стр. 636] заседании американский представитель вновь пытался оправ-дать действия США в районе Карибского моря, являющиеся нарушением Устава ООН. Стивенсон старался выдать агрессивные действия США, предпринятые в обход ООН, как согласованные действия Организации американских государств. Советский представитель В. А. Зорин разоблачил несостоятельность таких утверждений, отметив, что агрессивные действия, которые начали США, натолкнулись на отпор народов и большинства государств — членов ООН 26. Представители ОАР и Ганы предложили прервать заседание Совета Безопасности, с тем чтобы позволить заинтересованным сторонам при содействии У Тана провести необходимые переговоры. Это предложение было принято Советом Безопасности.

25. См. «Внешняя политика Советского Союза...», стр. 410—419.

26. АВП СССР.

Тактика правящих кругов США во время карибского кризиса свидетельствует о том, что они в октябре 1962 г. в своих действиях в значительной мере стремились использовать политический шантаж. Склонность американской дипломатии к довольно широкому использованию политического шантажа в послевоенной стратегии и тактике была тесно связана с тем, что рамки применения реальной, военной силы американским империализмом по мере укрепления оборонного потенциала социалистических стран, и прежде всего СССР, сужались. Это пе означало, что воинствующие силы США не шли на применение военной силы путем использования «классических» видов вооружения. Достаточно напомнить о событиях в Корее, Лаосе, Вьетнаме, Доминиканской Республике, на Кубе, чтобы убедиться в этом. Что касается, однако, прямой военной конфронтации с Советским Союзом, то США стремились ее избегать, хотя Пентагон и ЦРУ часто высказывали свое несогласие с таким курсом. Американские президенты принимали это к сведению, но на прямое военное столкновение все же не решались.

В послевоенный период приемы и методы тактики политического шантажа внимательно изучались в американских научно-исследовательских институтах, занимающихся международными проблемами. Американские теоретики полагали: для того чтобы эта тактика была действенной, ей на помощь должны быть призваны средства массовой информации и дезинформации. Причем, в тот момент, когда заканчивался секретный этап операции по подготовке к тому или иному эпизоду в «войне нервов». Так было и в период карибского кризиса.

После того как спала пелена секретности, окутывавшая подготовку к карибскому кризису, с помощью массовых средств информации началось сильное психологическое давление в нужном для правительства США направлении на американское [стр. 637] общественное мнение, на союзников США но военным блокам, развивающиеся страны и, конечно, на Советский Союз. На специальном инструктаже для представителей печати министр обороны США Р. Макнамара даже заявил, что США не остановятся перед потоплением советских судов, доставлявших на Кубу оружие «наступательных видов» 27. Подобного рода высказывания быстро «просачивались» в печать, на радио и телевидение, которые активно нагнетали тревожную атмосферу, предсказывая скорую «пробу сил». Конечно, тактика политического шантажа не исчерпывала собой сложившееся положение. Р. Кеннеди признал позднее, что «президент Кеннеди наметил курс событий, привел их в движение, но уже не мог контролировать их» 28. Решающую роль в том, что события были поставлены под контроль, сыграло Советское правительство. Заслуга же президента Кеннеди состоит в том, что он в конце концов устоял перед давлением «ястребов», призывавших к войне с Кубой и Советским Союзом.

27. АВП СССР.

28. R. F. Kennedy. Opp. cit., p. 71.

25 и 26 октября обстановка продолжала накаляться. 26 октября глава Советского правительства направил президенту США ответ на его письмо от 25 октября. В нем подчеркивалось, что народы социалистических стран, а также все прогрессивное человечество хотят мира, рассматривают войну как бедствие, а не как игру и средство для достижения политических или других целей и тем более не как самоцель 29. Американскому президенту было еще раз разъяснено, что его аргументы относительно «наступательного оружия» на Кубе не имеют под собой почвы, а решение США о карантине Кубы совершенно справедливо приравнено к пиратским мерам 30. Далее в письме содержались конкретные предложения, которые позднее в значительной мере легли в основу урегулирования карибского кризиса. «Давайте нормализуем обстановку»,— предлагалось американскому президенту. Если бы президент и правительство США дали заверения, что США не осуществят нападение на Кубу и сдержат от таких действий других, то международная обстановка быстро изменилась бы к лучшему 31. Вместе с тем было твердо заявлено, что если США установили карантин в качестве первого шага к развязыванию войны, то у СССР ничего другого не остается, как принять этот вызов 32.

29. АВП СССР.

30. Там же.

31. Там же.

32. Там же.

Характерно, что Р. Кеннеди в своей книге «Тринадцать дней» дает ряд выдержек (в прямой и косвенной форме) из [стр. 638] послания советской стороны от 26 октября 33. Он, однако, не приводит высказывания о том, что Советский Союз будет вынужден принять военный вызов США, если таковой будет ему навязан американской стороной. Это положение советского послания от 26 октября свидетельствовало о твердости Советского Союза перед лицом агрессивных действий империалистических сил США. Вместе с тем эта твердость, как видно из послания, сочеталась с гибкостью. Недаром Р. Кеннеди впоследствии признал, что в советском послании содержались «зачатки какого-то компромисса, какого-то соглашения», и это вселило в него чувство оптимизма 34.

33. R. F. Kennedy. Opp. cit., p. 86—91.

34. Ibid., p. 90.

Правительство Кубы, как известно, также предприняло шаги к тому, чтобы искать мирные пути урегулирования карибского кризиса. Оно положительно реагировало на акции исполняющего обязанности генерального секретаря ООН. 26 октября У Тан направил Фиделю Кастро послание, в котором призвал Кубу внести свой вклад в дело сохранения мира «в нынешних критических обстоятельствах» 35. 27 октября премьер-министр Кубы дал ответ, в котором отмечалось, что Куба готова обсудить вое, что будет необходимо, относительно ее разногласий с Соединенными Штатами и сделать в сотрудничестве с ООН все от нее зависящее, чтобы разрешить существующий кризис. Вместе о тем в послании содержалось справедливое замечание о том, что Куба решительно отвергает действия, нарушающие ее суверенитет, каковым является и морская блокада — акт насилия и войны. Правительство Кубы сообщило, что оно было бы готово принять предлагаемые У Таном условия, «если только в то же самое время правительство Соединенных Штатов воздержится в период переговоров от угроз и агрессивных действий против Кубы, включая морскую блокаду нашей страны». Это была справедливая и четкая позиция. Ф. Кастро выразил также готовность внимательно рассмотреть любое новое предложение У Тана и пригласил его посетить Кубу для того, чтобы обсудить на месте вопросы, связанные с карибским кризисом 36. У Тан высоко оценил миролюбивую политику кубинского правительства и в своем ответе Фиделю Кастро дал согласие приехать на остров, чтобы «продолжить наши общие усилия по мирному урегулированию проблемы» 37.

35. «Documents on American Foreign Relations, 1962», p. 494.

36. Ibid., p. 405.

37. Ibid., p. 405—406.

Поздно вечером 27 октября советского посла в США А. Ф. Добрынина пригласил к себе Р. Кеннеди. Беседа с послом велась наедине. Р. Кеннеди заявил: кубинский кризис [стр. 639] продолжает быстрыми темпами обостряться. Далее он рассказал, что из-за сбитого над Кубой американского разведывательного самолета на его брата со стороны Пентагона оказывается сильное давление. Затем он выразил опасение, что если начнется война, то в ней погибнут миллионы американцев. Правительство США, заявил он, стремится избежать этого. Он далее высказал мнение, что уверен в таком же стремлении Советского Союза. Промедление с поисками выхода из кризиса связано с большой опасностью и риском. Р. Кеннеди заметил, что в США среди высокопоставленных генералов много глупых голов, которые так и рвутся, чтобы подраться. Он не исключил возможности того, что ситуация может выйти из-под контроля, а это повлечет за собой непоправимые последствия. Р. Кеннеди заявил также, что, по мнению президента, подходящей базой для урегулирования карибского кризиса могли бы явиться советские предложения от 26 октября и ответное письмо американской стороны. Правительство США готово дать заверения, что никакого вторжения на Кубу не будет и все страны Западного полушария — в этом он уверен — готовы дать аналогичные заверения 38.

38. АВП СССР.

Советский посол поднял вопрос о необходимости ликвидировать американские ракетные базы в Турции. Р. Кеннеди не отклонил такой возможности. Он заметил, что подобное решение может быть принято НАТО, и далее заявил: «Президент Кеннеди уже давно стремится вывезти эти ракеты из Турции и Италии. Некоторое время назад он распорядился об удалении этих ракет, и мы считаем, что вскоре после окончания нынешнего кризиса эти ракеты будут вывезены 39. Это было уже вполне определенное обещание в дополнение к основному согласию правительства США дать гарантии о невторжении на Кубу.

39. R. F. Kennedy. Opp. cit., p. 108—109.

В ходе беседы Р. Кеннеди настойчиво возвращался к одной теме: время не терпит, нельзя его упускать. С этими словами он и расстался с советским послом, оставив ему номер прямого телефона в Белый дом и заметив, что почти все время проводит вместе с президентом. Таким образом, Дж. Кеннеди и его ближайшее окружение, встретив твердую, но в то же время гибкую позицию Советского правительства, отказались от ультимативных требований, изложенных президентом США 22 октября, и взяли курс на поиск компромиссной основы для ликвидации карибского кризиса. Советскому послу в США было дано поручение сообщить американской стороне, что соображения, высказанные по просьбе президента Кеннеди, встретили в Москве положительный отклик 40. [стр. 640]

40. АВП СССР.

27 октября в официальном послании Советского правительства были выдвинуты компромиссные предложения, которые и послужили основой для урегулирования кризиса. СССР согласился вывезти с Кубы ракеты, которые США считали «наступательными», по при обязательном условии, что американское правительство согласится уважать неприкосновенность границ Кубы и обязуется не осуществлять в отношении ее агрессии 41. В Вашингтоне реакция на советское послание была противоречивой. Противники ликвидации кризиса настаивали на том, что США не должны соглашаться с требованием СССР о вывозе американских ракет из Турции 42. Отражением такого рода агрессивных настроений стало заявление Белого дома от 27 октября 1962 г., в котором делалась попытка доказать, что проблемы безопасности Западного полушария и проблемы безопасности Европы не взаимосвязаны и что карибский кризис должен быть урегулирован, прежде чем можно будет взяться за решение других проблем 43. Таким образом, публично американское правительство не хотело обсуждать вопрос о ликвидации ракетных баз США в Турции. В то же время, как отмечает Р. Кеннеди, в конфиденциальном порядке этот вопрос обсуждался, и президент Кеннеди принял принципиальное решение о вывозе американских ракет из Турции.

41. «Внешняя политика Советского Союза...», стр. 416.

42. R. F. Kennedy. Opp. cit., p. 101—102.

43. «Documents on American Foreign Relations, 1962», p. 396.

Советские предложения от 27 октября были в высшей степени справедливыми. Это вынуждены признать и многие видные американские исследователи карибского кризиса. Так, Дж. Стоссинджер в своей работе «Могущество государств» пишет, что советские предложения «выглядели разумными, они отражали широко распространенное среди нейтралов мнение, что обе стороны должны пойти на компромисс и пожертвовать чем-то. Такая позиция широко поддерживалась в ООН, и ряд видных западных комментаторов, например Липпман, приветствовали ее» 44.

44. J. G. Stoessinger. Opp. cit., p. 167—168.

Основные советники президента к 27 октября уже были хорошо осведомлены о настроениях Дж. Кеннеди. В результате к вечеру того же дня в Вашингтоне было подготовлено ответное послание Советскому правительству, где президент США дал заверения об отказе от вторжения на Кубу, а также обещал быстро отменить карантин 45. Но даже в тот момент некоторые представители Пентагона все еще внушали президенту Кеннеди, что не следует идти на компромисс. Р. Кеннеди приводит, например, следующий факт: «В то памятное воскресное утро, [стр. 641] когда русские сообщили, что они вывезут свои ракеты, один высокопоставленный военный советник рекомендовал, чтобы Соединенные Штаты в понедельник в любом случае перешли к наступательным действиям». И далее: «Президента Кеннеди крайне тревожила неспособность военных видеть дальше ограниченной военной области» 46.

45. «Внешняя политика Советского Союза...», стр. 418.

46. R. F. Kennedy. Opp. cit., p. 119.

28 октября Советское правительство направило правительству США новое послание, в котором подтвердило свою готовность выполнять взятые на себя обязательства в связи с карибским кризисом и вместе с тем заявило, что СССР будет продолжать оказывать Кубе помощь в борьбе против агрессии 47. 28 октября президент Кеннеди сделал заявление, в котором обещал, что США, после того как будет полностью ликвидирован карибский кризис, уделят большое внимание «проблеме предотвращения гонки вооружений и ослабления международной напряженности». Далее Дж. Кеннеди выступил за достижение соглашения о нераспространении ядерного оружия, о запрещении ядерных испытаний и предложил немедленно начать переговоры по этим проблемам в «конструктивном духе» 48.

47. «Правда», 29 октября 1962.

48. «Documents on American Foreign Relations, 1962», p. 402.

1 ноября 1962 г. в Гавану для обмена мнениями с правительством Кубы по проблеме карибского кризиса вылетел первый заместитель председателя Совета Министров СССР А. И. Микоян. Направляясь на Кубу, он остановился в Нью-Йорке, где у него состоялась беседа о путях ослабления международной напряженности с У Таном, а также с Э. Стивенсоном. На Кубе в ходе обмена мнениями между А. И. Микояном и Фиделем Кастро были согласованы точки зрения о мирном урегулировании карибского кризиса. В течение первой половины ноября по дипломатическим каналам и через ООН шел обмен мнениями по поводу ликвидации остатков вызванного США кризиса. Переговоры проходили, во-первых, путем обмена устными заявлениями между советской и американской сторонами и, во-вторых, в ходе бесед между американским представителем Д. Макклоем и первым заместителем министра иностранных дел СССР В. В. Кузнецовым.

В ходе имевших место советско-американских контактов по урегулированию карибского кризиса президент Кеннеди и другие американские официальные лица неоднократно проявляли непоследовательность при решении проблем, связанных с возникшей по их же вине острой ситуацией. Они, например, пытались, выходя за рамки достигнутой ранее договоренности, произвольно толковать термин «наступательное оружие»; всячески [стр. 642] усложняли вопрос о том, какую форму следует придать договоренности, в соответствии с которой США брали на себя обязательство не совершать агрессии против Кубы. Все это отражало острую борьбу в политических кругах США, где экстремисты, недовольные достигнутым компромиссом, стремились если не сорвать его, то, во всяком случае, свести к такому положению, которое давало бы США преимущества. Несмотря на это, президент Кеннеди все же в основном продолжал придерживаться уже достигнутой договоренности. 16 ноября он высказался в пользу того, чтобы американские заверения были официально оформлены 49. США предстояло зафиксировать обязательство не нападать на Кубу и удерживать от этого другие страны Западного полушария, а также прекратить блокаду Кубы. В результате сложной дипломатической борьбы, в ходе которой Советское правительство заняло инициативную и гибкую позицию, основные проблемы карибского кризиса были решены. 20 ноября президент Кеннеди объявил на пресс-конференции о снятии карантина. 21 ноября Советское правительство дало указание ракетным войскам межконтинентального и стратегического назначения перейти от полной боевой готовности к нормальной боевой подготовке и деятельности. В стратегической авиации также было отменено состояние боевой готовности 50.

49. АВП СССР.

50. «Внешняя политика Советского Союза...», стр. 427.

Что касается принятия согласованных заявлений СССР и США в ООН, которые как бы подводили итог выполнению взаимных обязательств сторон (выдвинутых в посланиях глав правительств СССР и США), то американская сторона всячески затягивала доведение этого дела до конца. Для оправдания такой позиции приводились рассуждения о том, будто бы СССР «отступил» от ряда своих обязательств, например в вопросе о проверке. Наряду с этим Дж. Кеннеди в принципе высказался за продолжение работы над текстами деклараций и предложил ускорить представление американской стороне советского текста 51. Таким образом, удалось достичь согласия о том, что урегулирование карибского кризиса должно быть оформлено в виде деклараций трех сторон — СССР, Кубы и США,— которые представляются на одобрение Совету Безопасности.

51. АВП СССР.

Оставалось согласовать тексты деклараций 52. Американские представители, однако, стали настаивать на том, чтобы декларации не подлежали одобрению Советом Безопасности, а были просто «зарегистрированы» в ООН. Вскоре стало ясно, что [стр. 643] правительство США приняло решение затянуть, а затем и сорвать переговоры о выработке деклараций. Для оправдания такого хода событий перед мировой и американской общественностью в печати США инспирировался с ведома президента ряд статей близких к Белому дому журналистов, которые снова в извращенном виде преподносили события, предшествовавшие карибскому кризису. В частности, в журнале «Saturday Evening Post» была опубликована статья «Белый дом во время кубинского кризиса». В ней всячески превозносилась деятельность президента Кеннеди во время карибского кризиса и резко критиковался представитель США в ООН Э. Стивенсон, который, как заявлялось, еще в начале кризиса был сторонником переговоров с СССР, а не «решительного» курса, чреватого военным столкновением. Делалась также попытка вновь обвинить СССР в том, что его представители «вводили американского президента в заблуждение». Эти шаги были предприняты с явной целью осложнить переговоры в Нью-Йорке по вопросу об обязательстве США не вторгаться на Кубу.

52. АВП СССР.

7 января 1963 г. представитель СССР на переговорах по урегулированию карибского кризиса В. В. Кузнецов и представитель США в ООН Э. Стивенсон обратились с совместным письмом к генеральному секретарю ООН У Тану. Они отметили, что, хотя обоим правительствам «не удалось разрешить все проблемы», связанные с карибским кризисом, они считают, что «достигнутая степень согласия между ними по урегулированию кризиса» делает ненужным оставление данной проблемы в повестке дня Совета Безопасности ООН. Далее в письме говорилось: «Правительства Соединенных Штатов Америки и Советского Союза выражают надежду, что предпринятые в связи с кризисом действия по предотвращению угрозы войны приведут к разрешению других разногласий между ними и к общему ослаблению напряженности, которая могла бы быть причиной сохранения угрозы войны» 53.

53. «Documents on American Foreign Relations, 1963», p. 369.

«После Плайя-Хирон упорное стремление империалистов решить вооруженным путем кубинский вопрос вызвало карибский кризис,— говорил Первый секретарь ЦК Компартии Кубы Ф. Кастро,— в результате которого правительство Соединенных Штатов, после того, как оно поставило мир на грань ядерной катастрофы, было вынуждено пойти на компромисс, взять на себя обязательство не нападать на Кубу, что вместе с твердой позицией п решительной поддержкой со стороны Советского Союза явилось важной гарантией безопасности нашей страны» 54. [стр. 644]

54. «Визит Леонида Ильина Брежнева в Республику Куба». М., 1974, стр. 21.

Однако и в начале 1963 г. все еще имели место попытки со стороны «бешеных» толкнуть правительство США на новые авантюристические действия против Кубы и СССР. На своей пресс-конференции 7 февраля 1963 г. президент Кеннеди признал, что правительство США «каждый месяц получает сотни сообщений» об обстановке в районе Карибского моря, которые не соответствуют действительности. Он подтвердил, что даже ряд членов конгресса США поставляют такую «информацию», одновременно отказываясь сообщать о ее источниках. «Мы не можем основывать решение вопросов войны и мира, исходя из слухов или сообщений, которые не затрагивают существо проблемы...» — констатировал президент 55. Далее Дж. Кеннеди прямо заявил критикам деятельности его правительства, что он пе верит в то, что Советский Союз хочет «большой войны» 56. Официальные заявления американского президента о невторжении на Кубу показали, что США в своей внешней политике вынуждены учитывать итоги переговоров между правительствами СССР и США в конце 1962 г. [стр. 645]

55. «Documents on American Foreign Relations, 1963», p. 370.

56. Ibid., p. 373.

Вверх


Категория: Карибский кризис 1962, 1962. Карибский кризис | Теги: США в Латинской Америке 50-60, Карибский кризис
Просмотров: 18 |