Главная » Документы и исследования » 1947—1961. Мирное урегулирование с Японией » Восстановление дипломатических отношений между СССР и Японией

Восстановление дипломатических отношений между СССР и Японией
13.09.2017, 13:07
История дипломатии. Т. 5. Кн. 1. / Под ред. А. А. Громыко и др.— 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Политиздат, 1974., стр. 321—327

Глава 10. Проблема послевоенного мирного урегулирования с Японией (конец 40 — начало 60-х годов) (стр. 304—331)

1. Подготовка Соединенными Штатами сепаратного мирного договора с Японией (стр. 304—313)

От оккупации к сепаратному миру. Политика США в вопросах мирного урегулирования, их сговор с японской реакцией. Переговоры между США и их союзниками о мирном договоре с Японией. Предложения СССР о демократическом мирном договоре с Японией.

2. Сан-Францисский сепаратный мирный договор с Японией (стр. 313—321)

Созыв конференции в Сан-Франциско. Предложения Советского Союза на Сан-Францисской конференции. Критика американского проекта договора развивающимися государствами. Сан-Францисский сепаратный мирный договор с Японией 1951 г. Японо-американский «договор безопасности» 1951 г. Тихоокеанский пакт. Позиция социалистических государств в отношении Сан-Францисского договора.

3. Восстановление дипломатических отношений между СССР и Японией (стр. 321—327)

4. Американо-японский договор 1960 г. (стр. 327—331)

Восстановление дипломатических отношений между СССР и Японией (стр. 321—327)

С вступлением 28 апреля 1952 г. в силу Сан-Францисского мирного договора был распущен Союзный совет для Японии. Советское правительство не признало ликвидацию (без согласия всех его членов) органа, учрежденного по международному соглашению, и не отозвало из Токио своих представителей в Союзном совете. Наряду с протестом против односторонних действий империалистических держав в этой акции проявилось и стремление сохранить связи с Японией. Правительство Иосида отказалось признать за советскими дипломатами официальный статус, но не потребовало их выезда. Оно, однако, не только не воспользовалось возможностью поддерживать непосредственные контакты, но сохранило установленные в период оккупации Японии ограничения на торговлю с СССР и по многим вопросам поддерживало американскую политику «холодной войны» против стран социализма. Дипломатия США добивалась прекращения [стр. 321] всяких связей между Японией и СССР. Чуждый национальным интересам курс правящих кругов Японии встретил сопротивление демократических сил и значительной части торгово-промышленных кругов. В апреле 1954 г. в Токио была учреждена Ассоциация содействия международной торговле, объединившая представителей делового мира и общественных организаций, выступавших за развитие связей со странами социализма.

Укреплению реалистических тенденций содействовала позиция СССР. В августе 1953 г. на сессии Верховного Совета СССР Советское правительство заявило, что всякие шаги Японии в направлении нормализации советско-японских отношений встретят поддержку. В октябре 1954 г. в совместной декларации правительства СССР и КНР еще раз подтвердили готовность «предпринять шаги с целью нормализации своих отношений с Японией» 1.

1. «Правда», 12 октября 1954 г.

В Японии к концу 1954 г. вопрос о связях с СССР оказался в центре внутриполитической борьбы. Лидер проамериканских кругов правящей буржуазной либеральной партии премьер-министр Иосида в ноябре отправился в Вашингтон, чтобы, добившись кредитов и ряда уступок по второстепенным вопросам, сломить внутри Японии оппозицию, призывавшую форсировать торговлю с соседними странами. Но президент Эйзенхауэр ограничился обещанием изучить вопрос о «помощи» японскому народу и выделением 15 млн. долл. «на завтраки школьникам». По возвращении Иосида подвергся острой критике и после вынесения в парламенте вотума недоверия подал в отставку.

Сформированное 10 декабря правительство возглавил лидер демократической партии 2 Ициро Хатояма. Его правительство в основном придерживалось прежнего внешнеполитического курса, но в опубликованной 12 декабря программе выразило намерение установить нормальные дипломатические и политические связи с СССР и КНР. Советское правительство без промедления выразило готовность «обсудить вопрос о практических мерах по осуществлению нормализации отношений между СССР и Японией, если правительство Японии действительно намерено предпринять шаги в этом направлении» 3. Отсутствие упоминаний о союзе Японии с США лишало сторонников курса Иосиды возможности утверждать, будто нормализацию отношений СССР ставит в зависимость от разрыва японо-американских связей. После совещания кабинета 17 декабря представитель японского МИДа заявил, что выступление СССР «возможно послужит отправным моментом для урегулирования отношений». [стр. 322]

2. Создана в ноябре 1954 г. В 1955 г. либеральная и демократическая партия объединились в либерально-демократическую партию.

3. «Правда», 17 декабря 1954 г.

Во время последовавших затем неофициальных контактов между Хатояма и исполнявшим обязанности торгового представителя СССР А. И. Домницким премьер-министр Японии дал понять, что его правительство не намерено осложнять урегулирование какими-либо предварительными условиями, в том числе по территориальному вопросу. В связи с советским предложением от 25 января начать официальные переговоры в Москве или Токио было решено продолжить обмен мнениями по этому вопросу в Нью-Йорке через представителя СССР в ООН А. А. Соболева и наблюдателя от Японии Савада 4.

4. См. Д. В. Петров. Внешняя политика Японии после второй мировой войны, стр. 141, 143; «Правда», 30 января 1955 г.

Правительство Японии, однако, не решалось занять последовательно самостоятельную позицию. Все документы о контактах с СССР немедленно доводились до сведения Вашингтона, который всячески препятствовал переговорам, утверждая, будто СССР намерен «отрезать Японию от свободного мира» и «включить ее в свою орбиту». Не прекращали обструкцию и сторонники Иосиды, линию которых отстаивал министр иностранных дел Мамору Сигемицу. Уступая нажиму, правительство Хатояма в нотах от 5, 23 февраля и 9 апреля настаивало на проведении переговоров в США, с чем, учитывая характер японо-американских связей, Советское правительство не могло согласиться- Возможность срыва контактов встревожила японскую общественность. На созванной в марте сессии вновь избранного парламента противники нормализации отношений с СССР встретили отпор. В этих условиях на основе советского предложения о встрече в любом пункте третьего государства, кроме США, была достигнута договоренность о проведении официальных переговоров в Лондоне. Они начались 3 июня 1955 г. между советским послом Я. А. Маликом и японским Мацумото.

Еще в мае 1955 г. Даллес
Джон Фостер
ДАЛЛЕС
(1888 — 1959)
американский политик-республиканец, государственный секретарь США при президенте Эйзенхауэре с 26 января 1953 — 22 апреля 1959
(См.: Биографию)
направил Хатояма послание, в котором говорилось, что «линия японского правительства на расширение экономических связей с Китаем и Советским Союзом и восстановление с ними дипломатических отношений создает у американского народа и в кругах американского конгресса впечатление, что Япония ищет сближения с коммунистическими странами. Эта позиция может стать препятствием для осуществления программы помощи Японии, разрабатываемой в настоящее время американским правительством» 5. Нажим США, имевших сторонников в правящих кругах Японии, сказался на позиции японской стороны.

5. «Асахи», 23 мая 1955 г.

В полном соответствии с задачами переговоров советская делегация 14 июня представила проект мирного договора, который предусматривал прекращение состояния войны и [стр. 323] восстановление дипломатических отношений, развитие дружественных связей на основе мирного сосуществования, отказ от взаимных претензий, возникших в результате войны, вступление в переговоры о торговом договоре, конвенции по рыболовству и соглашении о культурном сотрудничестве. Проект предусматривал признание Японией уже осуществленного решения о возвращении Советскому Союзу Южного Сахалина и Курильских островов, от прав на которые она отказалась в Сан-Францисском мирном договоре. СССР высказал готовность пойти навстречу некоторым пожеланиям японской стороны, отказаться от репарационных претензий к Японии и поддержать ее обращение о принятии в члены ООН. В целях превращения Японского моря в море мира советская сторона предлагала, чтобы проливы, соединяющие его с океаном, были открыты для прохода лишь военных судов государств, прилегающих к нему.

Япония должна была взять обязательство не вступать ни в какие коалиции или военные союзы против любой державы, принимавшей участие в войне с Японией.

Японские представители, однако, в качестве предварительных условий обсуждения вопроса о восстановлении отношений и мирном договоре потребовали заявления СССР о согласии с японо-американским «договором безопасности», удовлетворения территориальных притязаний Японии (передачу ей Южного Сахалина и Курильских островов), согласия на нерегулируемый лов рыбы у советских берегов и др. 6. Однако японские представители не захотели обсуждать вопрос о договоре по существу. Они уделяли непомерно большое внимание вопросу о репатриации японских военнопленных из СССР, хотя она была закончена еще в начале 1950 г. и в Советском Союзе оставалась лишь небольшая группа японских граждан из числа бывших военнопленных, осужденных за военные преступления. Только 16 августа японская делегация выступила с контрпроектом мирного договора, в котором основное место занимали территориальные притязания Японии. В этом вопросе Советское правительство исходило из международных соглашений, ликвидировавших историческую несправедливость, допущенную Японией в отношении России, и восстановивших права Советского государства на Курильские острова и Южный Сахалин. Эти соглашения были признаны Японией в результате подписания акта о капитуляции в 1945 г. и Сан-Францисского мирного договора в 1951 г.

6. См. Л. Н. Кутаков. Внешняя политика и дипломатия Японии, стр. 289—295.

Реакционные круги Японии пытались игнорировать добрую волю Советского правительства, которое, стремясь к быстрой нормализации отношений, еще 9 августа уведомило о готовности [стр. 324] по мирному договору передать Японии острова Хабомаи и Сикотан (из группы островов Малой Курильской гряды близ Хоккайдо). Японская делегация с удовлетворением встретила это заявление, но Сигемицу на ее запрос потребовал затянуть переговоры до его возвращения из США. Во время встречи с Сигемицу Даллес недвусмысленно намекнул, что в случае отказа Японии от территориальных притязаний к СССР США не возвратят ей Окинаву. По окончании визита Сигемицу вызвал Мацумото в Токио, что привело к перерыву переговоров. Бесплодными оказались и восемь последующих новых встреч Я. А. Малика и Мацумото в январе — марте 1956 г., хотя Советский Союз пошел навстречу многим пожеланиям Японии, в частности, отказался от требований о ее неучастии в военных союзах и о проходе через проливы, ведущие в Японское море, только военных судов стран, примыкающих к нему. В сентябре 1955 г. в беседе с японской парламентской делегацией руководители СССР подтвердили готовность учесть пожелание Японии о Хабомаи и Сикотане, если с ее стороны будет проявлено понимание советской позиции 7. В результате, как писал японский исследователь Синобу Сейдзабуро, почти все вопросы были согласованы, но «из-за нового предложения Сигемицу о том, чтобы вопрос о принадлежности Южного Сахалина и Курильских островов был передан на рассмотрение ООН, а Южные Курилы немедленно переданы Японии, уже близкие к завершению переговоры в Лондоне с марта 1956 г. оказались прерванными на неопределенный срок» 8.

7. См. «Правда», 24 сентября 1955 г.

8. Цит. по: Д. В. Петров. Внешняя политика Японии после второй мировой войны, стр. 156. Японский представитель настаивал на передаче Японии помимо Хабомаи и Сикотана также островов Кунашир и Итуруп.

Из-за затяжки переговоров Советский Союз был вынужден принять решительные меры по пресечению попыток японских промышленников использовать бездоговорное положение для хищнического рыболовного промысла в водах Дальнего Востока. Добычей лососей, идущих на нерест в реки СССР, в 1955 г. занималось 450 японских судов с сетями общей протяженностью в 6 тыс. км, которые выловили 1,6 млн. ц рыбы. В 1956 г. для этой цели предполагалось направить 600 судов. 21 марта 1956 г. Совет Министров СССР опубликовал постановление «Об охране запасов и регулировании промысла лососей в открытом море в районах, смежных с территориальными водами СССР на Дальнем Востоке», предусматривавшее ограничение на 1956 г. улова 500 тыс. ц как для советских, так для граждан и организаций других стран. Контроль за его выполнением [стр. 325] поручался органам рыболовного надзора СССР. Временно устанавливались зоны регулируемого лова дальневосточных лососей.

Японское правительство изъявило готовность вступить в переговоры об охране рыбных ресурсов. 27 апреля в Москву прибыла делегация во главе с министром земледелия и лесоводства Коно, связанным с крупными рыболовными фирмами, а 14 мая были подписаны конвенция по рыболовству и соглашение по оказанию помощи людям, терпящим бедствия на море. Советский Союз пошел на увеличение вылова лососей японскими промышленниками. Конвенция вступала в силу одновременно с мирным договором или установлением дипломатических отношений. Стороны согласились возобновить переговоры о нормализации отношений.

В соответствии с этой договоренностью 31 июля в Москве начался третий этап переговоров, на которых Япония была представлена министром иностранных дел. Сигемицу несколько смягчил требования, но продолжал по-прежнему настаивать на передаче Японии не только Хабомаи и Сикотан, но и островов Итуруп и Кунашир. В середине августа переговоры были прерваны, в связи с отъездом министров иностранных дел на лондонскую конференцию по суэцкому вопросу. Даллес во время конференции трижды встречался с Сигемицу и прибег к грубому давлению. Он заявил, что, если па мирному договору с СССР Япония согласится признать Курильские острова и Южный Сахалин владениями Советского Союза, США навечно сохранят за собой острова Окинава (в группе островов Рюкю) и Бонин. По окончании конференции Сигемицу отказался возобновить встречи, ссылаясь на необходимость проконсультироваться с правительством. Но прежде всего он отправился в США, где как сообщала пресса, в обмен на обещание поддержать его группировку в борьбе, которая происходила в правящих кругах Японии, обязался тормозить переговоры и не уступать в территориальном вопросе. Усиливая нажим, США направили 7 сентября японскому правительству памятную записку, в которой заявляли о непризнании какого-либо советско-японского соглашения по урегулированию территориального вопроса.

Столь откровенное вмешательство вызвало возмущение прогрессивных сил Японии. Японская общественность требовала проведения переговоров с СССР. 11 сентября 1956 г. премьер-министр Японии в письме Председателю Совета Министров СССР предложил отделить решение территориальных вопросов и заключение мирного договора от других вопросов нормализации отношений и зафиксировать договоренность по уже согласованным проблемам. Советское правительство, ранее указывавшее на целесообразность восстановления отношений до разрешения [стр. 326] всех спорных вопросов, приняло это предложение, открыв путь к нормализации отношений.

С 13 по 19 октября 1956 г. в Москве находилась японская делегация, возглавляемая Хатояма. Трудности возникли лишь по вопросу о Хабомаи и Сикотане, поскольку руководство правящей либерально-демократической партии потребовало, чтобы Хатояма настаивал на их передаче одновременно с восстановлением дипломатических отношений, т. е. без признания прав СССР на Южный Сахалин и остальные Курильские острова, с чем Советское правительство не могло согласиться.

19 октября 1956 г. была подписана Совместная декларация, согласно которой между Японией и СССР прекращалось состояние войны, восстанавливались дипломатические и консульские отношения. Стороны подтвердили готовность разрешать споры мирными средствами, воздерживаться от угрозы и применения силы, не вмешиваться во внутренние дела друг друга, признали друг за другом право на индивидуальную или коллективную оборону в соответствии с Уставом ООН. Они взаимно отказались от претензий, возникших в результате войны, включая право СССР на репарации, и обязались продолжить переговоры о заключении мирного договора. СССР согласился поддержать просьбу Японии о приеме в члены ООН, освободить и репатриировать всех осужденных в Советском Союзе японских граждан. Идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, Советский Союз подтвердил согласие па передачу ей островов Хабомаи и Сикотан после заключения мирного договора.

Московская декларация положила начало развитию советско-японских связей на основе принципов мирного сосуществования. Сразу после его ратификации СССР, как предусматривалось Декларацией, амнистировал японских военных преступников и содействовал приему Японии в ООН. 6 декабря 1957 г. был заключен первый советско-японский долгосрочный торговый договор. Исходя из принципов Декларации, правительство СССР настаивало на подписании мирного договора и на совместных усилиях по упрочению мира на Дальнем Востоке. СССР призывал Японию следовать миролюбивой политике и не допускать превращения территории страны в плацдарм развязывания ядерной войны, предлагал гарантировать ее нейтралитет путем одностороннего обязательства, совместно с США либо через ООН. [стр. 327]

Вверх


Категория: Восстановление дипломатических отношений между СССР и Японией | Теги: Даллес Дж. Ф., ссср, япония
Просмотров: 2675 |