Главная » Документы и исследования » Иран » Иран в годы 2-й мировоы войны 1939—1945

Советский Союз и «вопрос о северной нефти» Ирана, 1944 год
26.02.2021, 15:34
Алиев С. М. История Ирана. XX век — М.: Ин-т востоковедения РАН: Крафт+, 2004, стр. 210—214

 

4.2. Советский Союз и «вопрос о северной нефти»

Советское руководство увлеклось идеей проникновения в иранскую нефтедобывающую промышленность. Оно принимало во внимание значение нефти в политике и экономике Ирана, а также учитывало активность западных (американских) монополий, [стр. 210] направленную на получение здесь нефтяных концессий. Особую инициативу в этом вопросе проявил Л. Берия. По его указанию были составлены секретные записки и собраны данные о предполагаемых нефтяных запасах в северных прикаспийских провинциях Ирана, включая Иранский Азербайджан и Хорасан. К разработке материалов по данной проблеме был привлечен Мир Джафар Багиров, первый секретарь компартии Азербайджанской ССР 22. Позже проект приобрел известность как «вопрос о северной нефти».

Впервые интерес Советского Союза к иранской нефти возник задолго до Второй мировой войны. Еще в 1925 г. советское правительство приобрело у бывшего российского промышленника А. Хоштария долю акций (65%) иранской нефтяной компании «Кевир-Хуриан». Этой компании принадлежало несколько маломощных нефтяных скважин возле деревушек Хаджиабад и Хуриан в районе г. Семнана. Достоверных данных об объеме производства указанной компании не существует. Известно, что, исходя из нового законодательства, иранские власти оспаривали законность сделки между бывшим российским подданным и правительством СССР. Тяжба по этому вопросу продолжалась почти до середины 50-х годов 23.

Л. Элвелл-Саттон, упоминая о ноте советского правительства Ирану от 30 августа 1941 г., подчеркивает, что «Россия вновь вернулась» к вопросу о нефти, «предложив Ирану помощь в освоении нефтяных ресурсов Кевир-Хуриана» 24.

Одновременно в этот период Москва сделала попытку приступить к геофизическим изысканиям нефтяных районов Северного Ирана с помощью специалистов Советского Азербайджана.

Еще в сентябре 1941 г. М. Дж. Багиров срочно был вызван в Москву, где он встречался с И. Сталиным и другими членами советского правительства. Во время этих встреч вопрос о нефти впервые стал предметом основательного обсуждения. После возвращения М. Дж. Багирова в Баку из Советского Азербайджана в приграничные с СССР провинции Ирана (без официального приглашения иранских властей) выехала геологоразведочная группа. Ее основная задача была поиски нефти и газа. После длительных изысканий члены группы пришли к заключению, что, будто по запасам нефти Южный (Иранский) Азербайджан, Гилян, Мазендеран, Астрабад и Северный Хорасан, вместе взятые, не [стр. 211] уступают богатейшим нефтяным месторождениям Юго-Западного Ирана, ** входящим в концессионную зону английской компании (АИНК) 25.

** Кстати, до сих пор верность этого предположения полностью не подтверждена. Видимо, опасаясь гнева Л. Берия, геологи решили его «не огорчать».

Новым этапом в этой интриге стал год 1944. Тогда в Иране появились представители ряда крупных западных нефтяных компаний. «Паломничество» американских компаний стало более интенсивным во время пребывания у власти Мохаммеда Саеда Мохаммед
САЕД
оль-Везаре Марагеи
(1881 — 1973)
Премьер-министр Ирана 6 апреля—9 ноября 1944. (См.: Биографию)
, профессионального дипломата, получившего юридическое образование в царской России и Швейцарии. В войну он был послом Ирана в Москве.

Известную роль в появлении представителей двух крупных американских нефтяных компаний в Иране в этот период сыграли члены финансовой миссии А. Мильспо 26. Одновременно М. Саед пригласил еще двух известных экспертов 27.

Активность американцев и доброжелательное отношение к ним правительства Саеда вызвали отрицательную реакцию АИНК и английского правительства. Вскоре в Вашингтоне состоялось англо-американское совещание по нефти 28. Опасаясь за то, что в результате обострения соперничества между союзниками в Иране может разразиться политический скандал, 2 сентября 1944 г. правительство Саеда (по его личной инициативе) приняло решение не выдавать никаких новых концессий иностранным компаниям до окончания войны.

Советское руководство, однако, не отказывалось от намерений получить концессии. В данной ситуации оно явно переоценивало свои политические позиции в Иране, главным образом возлагая надежды на присутствие в Северном Иране частей Советской Армии, на поддержку партии Туде и находившихся под ее влиянием общественных организаций. Невзирая на реакцию иранского правительства Советский Союз принял решение направить делегацию в Иран. Ее официально декларированной целью было изучение состояния Кевир-Хуранской акционерной компании.

Несмотря на все это, в иранскую прессу просочилась информация об истинных целях указанной комиссии. Тем не менее, первоначальная реакция средств массовой информации Ирана на слухи о советских предложениях относительно совместной разра- [стр. 212] ботки «северной нефти» была позитивной. Вскоре по договоренности с иранской стороной в Тегеран прибыла советская правительственная комиссия (10.09.1944 г.). Ее возглавлял заместитель комиссара иностранных дел СССР С. Кавтарадзе. Осмотрев окрестности города Семнан, члены комиссии приступили к выполнению основной части своей программы. После встреч с председателем иранского правительства члены комиссии были приняты шахом. Они совершили поездку в предполагаемые районы деятельности будущей совместной нефтяной компании. 25 сентября разработанные советской комиссией предложения по нефтяной концессии были вручены иранскому премьеру Мохаммеду Саеду. В проекте указывались вероятные участки расположения концессионной зоны, а также условия работы и сроки деятельности предполагаемого советско-иранского предприятия. Проект предлагаемого концессионного соглашения состоял из 22 статей, а срок его действия определен в 60 лет. В начале октября 1944 г. в близких к властям газетах появились статьи, авторы которых недвусмысленно высказывались против выдачи СССР нефтяной концессии. В статьях выражалось опасение, что предоставление советскому правительству нефтяной концессии может вызвать резкое недовольство американской стороны. 9 октября на закрытом заседании меджлиса Саед выступил с докладом о позиции правительства. В его выступлении раскрывались мотивы отказа от заключения нефтяного соглашения с Советским Союзом. Большинство членов меджлиса поддержало его позицию. Отказ правительства и меджлиса от предложенного советской стороной нефтяного соглашения вызвал грубый выпад С. Кавтарадзе в адрес иранского руководства. В частности, он предлагал иранскому парламенту «исправить свою ошибку» и одобрить текст отвергнутого проекта соглашения 29.

Это было время, когда политическое влияние Советского Союза на севере Ирана и в столице было очень существенным. Вскоре, 8 ноября, Саед Марагеи был вынужден подать прошение об отставке своего правительства 30. Новым премьером (конец ноября 1944 г.) стал Мортеза-Коли бек Баят - влиятельный консервативный политик и крупный землевладелец. Но он четких взглядов в отношении выдачи концессии иностранцам не имел. Тем временем, воспользовавшись замешательством правящих кругов и ростом национально-патриотических настроений в [стр. 213] обществе, представители национальной буржуазии активизировали свои политические действия.

Популярный в патриотических кругах депутат меджлиса, д-р Мохаммед Мосаддык 29 октября выступил в меджлисе с обстоятельной речью по истории иранской нефти. Он обратил главное внимание на ущерб, который понес Иран в экономическом и общественно-политическом плане, сдав огромную часть территории страны в концессию АИНК. Вскоре Мосаддык подготовил и вручил меджлису законопроект по нефтяному вопросу, ставший предметом общенациональной дискуссии. 2 декабря 1944 г. он был поддержан большинством парламента.

Этот закон, состоявший из трех статей, запрещал иранскому правительству вести переговоры с иностранными правительствами или частными компаниями относительно иранской нефти, равно как и подписывать с ними соглашения о предоставлении концессий. Нарушившим этот запрет членам правительства законом предусматривалось привлечение к суду и тюремное заключение сроком от трех до восьми лет. И они навсегда должны были лишены права занимать государственные должности 31.

После появления данного закона, казалось бы, путь к получению концессий в Иране для советского правительства и других стран был закрыт.

Несмотря на такой исход «вопроса о северной нефти», советское руководство, однако, не собиралось отступать. 21 июня 1945 г. И. Сталин, как председатель государственного комитета обороны, подписал специальное секретное постановление о проведении соответствующими учреждениями геологоразведочных работ в северных провинциях Ирана. Они должны были быть ориентированы на поиски нефти и природного газа. Для исполнения постановления И. Сталина при объединении «Азнефть» (Баку) было создано специальное гидрологическое управление в составе расположенной в районе г. Казвина воинской части. «Официально» управление занималось поисками подземных водных ресурсов, а в действительности оно осуществляло изыскания в предполагаемых нефтяных месторождениях Иранского Азербайджана и Гиляна 32. [стр. 214]

Примечания:

22. Hasanli Camil. Guney Azarbaycan. Tehran-Baki-Moskva arasinda (1939-1945). Baki, 1998, pp. 119–131.

23. Farmanfarmanian Manucher. From Tehran to Caracas. Petroleum and Politics in Iran. Tehran, 1994 (in farsi), pp. 461–465.

24. Элвелл-Саттон Л. Иранская нефть. К истории политики силы. М., 1956, стр. 140

25. Hasanli Camil. Guney Azarbaycan. Tehran-Baki-Moskva arasinda (1939-1945). Baki, 1998, pp. 87.

26. Д-р Артур Мильспо возглавлял американскую финансовую миссию с конца января 1943 г. по 8 января 1945 г. В тот день иранский парламент принял закон о лишении Мильспо чрезвычайных полномочий. В конце февраля Мильспо покинул Тегеран.

27. Farmanfarmanian Manucher. From Tehran to Caracas. Petroleum and Politics in Iran. Tehran, 1994 (in farsi), pp. 454-460.

28. В апреле 1944 г. в Вашингтоне состоялась англо-американская конференция. Одним из основных обсуждаемых пунктов повестки дня касался вопроса установления принципа равных возможностей в деле приобретения концессий. Разумеется, этот вопрос имел прямое отношение к иранской нефти.

29. Выпад Кавтарадзе вызвал резкую реакцию со стороны Сеид Зии. В газете «Раад» от 20.XII.1944 г. он опубликовал специальное заявление, в котором категорически отвергал слова Кавтарадзе об ошибке иранского меджлиса, одновременно характеризуя Саеда как достойного политического деятеля, посмевшего не уступить давлению Москвы. См.: Hasanli Camil. Guney Azarbaycan. Tehran-Baki-Moskva arasinda (1939-1945). Baki, 1998, pp. 144–145.

30. По мнению Ф. 'Азими, Саед подал прошение об отставке главным образом под давлением советского правительства. Азими Ф. Указ. соч., с. 149. Это суждение было бы точнее, если к словосочетанию «советское давление» отнести также антиправительственную деятельность руководства партии Туде и примыкавших к ней организаций и газет.

31. Текст закона см.: Аснад-е нафт, указ. издание, с. 38.

32. Hasanli Camil. Guney Azarbaycan. Tehran-Baki-Moskva arasinda (1939-1945). Baki, 1998, pp. 184-185.

[стр. 577—578]

 

Алиев С. М. История Ирана. XX век — М.: Ин-т востоковедения РАН: Крафт+, 2004, стр. 210—214

 

Вверх


Категория: Иран в годы 2-й мировоы войны 1939—1945 | Теги: нефтеконцессия в Иране
Просмотров: 36 |