Главная » Документы и исследования » Иран » Иранский кризис 1945–1946

Постановка иранского вопроса в повестку дня Совета Безопасности ООН на втором его заседании, 25 января 1946
04.04.2021, 18:47
ООН. Совет безопасности. Официальные отчеты: Первый год, первая серия. — Нью-Йорк: ООН, 1947, стр. 7—10

ВТОРОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Пятница 25 января 1946 года, 3 ч. дня. Черч Хауз, Вестминстер, Лондон

Председатель: Г-н Н. Дж. О. МЕЙКИН (Австралия)

Присутствуют представители следующих стран: Австралии, Бразилии, Египта, Китая, Мексики, Нидерландов, Польши, Соединенного Королевства, Соединенных Штатов Америки, Союза Советских Социалистических Республик и Франции. [стр. 7]

<...>

14. Сообщения, поступившие в Совет Безопасности

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): Довожу до сведения Совета о некоторых полученных сообщениях в порядке их поступления.

Первое — это письмо главы иранской делегации, адресованное г-ну Джеббу 16. Полный текст этого сообщения напечатан в Журнале, который, я полагаю, все члены Совета получили и приняли к сведению.

16. См. Официальные отчеты Совета Безопасности, первый год, первая серия, Дополнение № 1, приложение 2А.

<...>

Членам Совета был также роздан текст письма, полученного от главы делегации СССР в ответ на первое сообщение иранского правительства 19.

19. Там же.

Беря первое по порядку письмо, полученное от иранской делегации, и ответ на него, я хотел бы знать, угодно ли будет Совету, чтобы этот вопрос был поставлен на повестку дня Совета. Есть ли какие-нибудь заявления, относящиеся к включению [стр. 8] этого вопроса в повестку дня Совета Безопасности?

Раз возражений нет, считаю, что вопрос этот поставлен на повестку дня Совета Безопасности.

Вопрос ставится на повестку дня.

А. Я. ВЫШИНСКИЙ (Союз Советских Социалистических Республик): Я бы хотел выяснить один вопрос в связи с включением в повестку дня Совета Безопасности иранского вопроса. Означает ли это, что вопрос будет рассмотрен по существу или все что этот предмет вообще будет обсуждаться Советом?

Если этот вопрос ставится на повестку в том смысле, что мы рассмотрим, подлежит ли он обсуждению в Совете, то я не возражаю против включения вопроса в повестку следующего заседания. Я бы хотел объяснить мои мотивы. Советская делегация, уполномоченная на то советским правительством, представила свои соображения по этому вопросу, доказывающие, что заявление иранского правительства не подлежит рассмотрению Советом Безопасности.

Мне кажется, поэтому, что мы должны прежде всего обсудить этот первый вопрос: подлежит ли дело рассмотрению по существу. Именно в этом смысле я и понимаю замечания Председателя, и, в соответствии с этим, я полагаю, что на следующем заседании советская делегация будет иметь возможность представить свои соображения в подтверждение того, что вопрос не подлежит рассмотрению Советом Безопасности.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): В ответ представителю Союза Советских Социалистических Республик я хочу сказать, что включение вопроса в повестку дает Совету возможность обсудить его, причем, в начальной стадии, СССР может внести то предложение, которое он находит нужным, и это не лишает представителя СССР возмозкности принять желательный ему образ действий.

Г-н БЕВИН (Соединенное Королевство) (говорит по-английски): Я считаю крайне желательным, чтобы во всех подобных случаях жалобщики, кто бы они ни были, были выслушаны Советом. По-моему было бы ошибкой, если бы какое-нибудь правительство считало, что, принеся жалобу на другую державу, будь она крупная или малая, оно не может явиться сюда в Совет и изложить свое дело. Хотя правительство, мною представляемое, является объектом обвинения в угрозе миру в деле Греции, за которое я или мое правительство несем главную ответственность, я не буду возражать против самого полного расследования и обсуждения. По правде говоря, мне так надоели эти закулисные обвинения со стороны правительства Союза Советских Социалистических Республик, что никто не будет более счастлив чем я, когда они будут вынесены наружу, и британское правительство получит возможность объяснить свои действия в Греции.

Раз имеется жалоба иранского правительства против советского правительства, то я считаю, что иранскому правительству должна быть предоставлена возможность явиться к этому столу и изложить свое дело. Тогда мы сможем судить, обоснована ли его жалоба или нет. Я бы хотел, чтобы вопрос был поставлен на повестку и чтобы обсуждение происходило открыто, так как считаю, что мир зависит от вынесения фактов на гласное обсуждение, независимо от того, правильны они или нет.

Что касается Индонезии, то это прежде всего касается нидерландского правительства. Там мы имеем дело с ликвидацией положения, создавшегося в результате войны, с разоружением японцев, обучивших кучку людей, в большинстве своем фашистов, сопротивляющихся разоружению японцев и преследующих политические цели иного характера. Это положение должно быть рассмотрено тем правительством, которое является главной заинтересованной стороной.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): Мне неприятно вмешиваться, но я бы хотел указать представителю Соединенного Королевства, что в настоящий момент мы, собственно, не имеем перед собой вопроса, который оправдывал бы его замечания.

Последний вопрос, возбужденный делегацией СССР, касался порядка, имеющего быть принятым в отношении вопроса, только что поставленного на повестку. Это уже принято. Я собирался теперь поставить на обсуждение второй вопрос, касающийся жалобы относительно Греции. Я могу теперь поставить его на обеузкдение, и тогда замечания представителя Соединенного Королевства будут совершенно уместны.

Г-н БЕВИН (Соединенное Королевство) (говорит по-английски): Но я бы хотел знать, что именно было принято.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): Я предложил Совету, чтобы вопрос, содержащийся в письме иранской делегации, был включен в повестку Совета. Я спросил, не будет ли у Совета каких-нибудь замечаний, и вы припомните, что спустя некоторое время я указал, что предложение принято.

Затем глава советской делегации спросил меня, будет ли он иметь право высказать свои взгляды по этому вопросу и принять желательный для нее образ действий, когда вопрос этот будет обсуждаться или предлагаться на рассмотрение Совета. По этому поводу я сказал, что да, у делегации будет полная возмозкность сделать все замечания, какие она пожелает, и принять тот образ действий, который, по ее мнению, наиболее соответствует ее взгляду на дело.

Так сейчас обстоит дело, г-н Бевин.

Г-н СТЕТТИНИУС (Соединенные Штаты Америки) (говорит по-английски): Мне кажется, всем нам дело станет ясно, если мы согласимся о том, чтобы эти вопросы были поставлены на повестку дня следующего заседания Совета.

Раз я уж начал говорить, я хочу подчеркнуть, что правительство Соединенных Штатов считает, что каждый член Объединенных Наций, представляющий жалобу, имеет право быть выслушанным за этим столом.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): Представитель Соединенных Штатов Америки предлагает, чтобы все поступившие вопросы — сообщения от делегации Ирана, от делегации Союза Советских Социалистических Республик и от делегации Украинской Советской Социалистической Республики — были поставлены на повестку для рассмотрения на следующем заседании. [стр. 9]

Г-н СТЕТТИНИУС (Соединенные Штаты Америки) (говорит по-английски): Я вношу в этом смысле предложение.

БАДАВИ-паша (Египет) (говорит по-английски): Разрешите мне заметить, что статья 31 Устава, относящаяся к Совету Безопасности, говорит, что «Любой член Организации, который не является членом Совета Безопасности, может принять участие, без права голоса, в обсуждении любого вопроса, внесенного в Совет Безопасности, во всех тех случаях, когда Совет Безопасности находит, что интересы этого члена Организации специально затронуты».

Это тем более так, когда внесенный в Совет вопрос возбужден по почину одного из членов Организации Объединенных Наций. Это несомненно был бы более яркий случай, чем тот, который предусмотрен в статье 31, и присутствие жалобщика было бы совершенно необходимым.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): Я как раз собирался поднять этот вопрос. Если вы припомните, я спросил у представителя Соединенных Штатов Америки, хочет ли он, чтобы это было включено в резолюцию, но указал, что это может быть предметом дальнейшего решения Совета. Я теперь ставлю перед Советом внесенную представителем Соединенных Штатов резолюцию о том, чтобы эти вопросы были включены в повестку дня Совета и поставлены на обсуждение в следующем заседании.

Г-н ван-КЛЕФФЕНС (Нидерланды) (говорит по-английски): Представитель Соединенного Королевства только что сказал, что третий вопрос, относящийся к действиям британских и японских войск на Яве, касается лрезвде всего нидерландского правительства, которое я имею честь представлять. Хочу заявить, что мы со своей стороны не возражаем, чтобы вопрос в его настоящей формулировке был включен в повестку следующего заседания.

А. Я. ВЫШИНСКИЙ (Союз Советских Социалистических Республик): Я бы хотел избежать возможного недоразумения в отношении процедуры, Несомненно каждый член Организации Объединенных Наций имеет право быть выслушанным в Совете Безопасности. Я не возражаю против этого. Я бы только хотел довести до сведения Совета Безопасности, что самый факт обсуждения той или иной жалобы не должен предрешать вопроса о том, будет ли Совет Безопасности рассматривать данное заявление. Вот, что я хотел сказать.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): Итак считаю, что члены Совета согласны, чтобы эти вопросы были включены в повестку следующего заседания Совета. Желает ли кто-либо из членов Совета предложить теперь дальнейшую резолюцию относительно присутствия...

БАДАВИ-паша (Египет) (говорит по-английски): По-моему это следует предложить. Я вношу предложение.

Г-н СТЕТТИНИУС (Соединенные Штаты Америки) (говорит по-английски): В чем заключается предложение?

БАДАВИ-паша (Египет) (говорит по-английски): Чтобы государства, принесшие жалобу, были приглашены принять участие в работе, в заседаниях Совета Безопасности.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): Это относится конечно к Ирану и может косвенно относиться к Греции. Остальные нации представлены, разумеется, в Совете Безопасности.

Г-н БЕВИН (Соединенное Королевство) (говорит по-английски): Ввиду того что Греция будет задета и что заинтересованное государство не приносило жалобы, Греция должна быть выслушана.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): Считать мне, что внесенная египетским представителем резолюция принята?

Резолюция принимается.

Г-н БЕВИН (Соединенное Королевство) (говорит по-английски): Я в некотором недоумения. Включает ли это, Грецию?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): Да. Г-и Стеттиниус внес резолюцию, включающую все вопросы, поднятые в переписке.

Г-н БЕВИН (Соединенное Королевство) (говорит по-английски): Благодарю вас.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): Теперь членам Совета предстоит решить вопрос о дне и часе следующего заседания.

Г-н БЕВИН (Соединенное Королевство) (говорит по-английски): Я бы хотел задать вам один вопрос, г-н Председатель. Я полагаю, что, когда вопрос будет поставлен на повестку и мы заслушаем дело, оно явится предметом обсуждения. Так ли это?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): Положение следующее. Совет должен решить сам, какую процедуру он желает применить в отношении этого дела, т. е. желает ли он приступить к обсуждению или принять какие-либо другие меры.

Г-н БЕВИН (Соединенное Королевство) (говорит по-английски): Извините, что я так настаиваю. Я считаю, что мы должны решить сейчас, что, когда мы заслушаем дело, мы обсудим, должны ли мы рассмотреть его или принять какие-либо другие меры для его улажения. Я не хочу, чтобы возникло положение, при котором, после того как мы пройдем через всю процедуру заслушания дела, кто-нибудь заявил бы, что Совет не может его обсуждать.

Я хочу, чтобы Совету были представлены все факты и Совет мог свободно обсудить дело и найти способ уладить его так или иначе, и хочу также, чтобы все заинтересованные страны были выслушаны.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (говорит по-английски): В ответ представителю Соединенного Королевства я считаю нужным сказать, что Совет Безопасности будет вполне вправе в своем следующем заседании либо перейти к обсуждению дела, если он того пожелает, либо принять любые угодные ему меры. Но вы конечно понимаете, что в зависимости от характера предложенной резолюции вопрос о методе голосования может явиться предметом известного разногласия. Совету самому, когда он соберется, придется решить, как он будет трактовать этот вопрос. Своим собственным постановлением он сможет установить порядок рассмотрения этих вопросов. [стр. 10]

<...>

ООН. Совет безопасности. Официальные отчеты: Первый год, первая серия. — Нью-Йорк: ООН, 1947, стр. 7—11

 

Вверх


Категория: Иранский кризис 1945–1946, 1946. Иранский вопрос | Теги: иранский вопрос
Просмотров: 17 |