Главная » Документы и исследования » Иран » Иранский кризис 1945–1946

Выступление главы иранской делегации Такизадэ на третьем заседании Совета Безопасности ООН, 28 января 1946
28.01.2005, 22:37
ООН. Совет безопасности. Официальные отчеты: Первый год, первая серия. — Нью-Йорк: ООН, 1947, стр. 18—21


Я представляю меморандум 30, излагающий точку зрения иранского правительства относительно спора, возникшего между иранским правительством и советским правительством, на каковой спор иранское правительство обратило внимание Совета Безопасности, согласно статье 35 Устава, в письме 31 от 19 января 1946 г. на имя г-на Гладвина Джебба, и. о. Генерального Секретаря.

30. См. Официальные отчеты Совета Безопасности, первый год, первая серия, Дополнение № 1, приложение 2B.

31. См. Официальные отчеты Совета Безопасности, первый год, первая серия, Дополнение № 1, приложение 2A.

Я хочу подчеркнуть, что иранское правительство, не менее чем правительство любого члена Объединенных Наций, сожалеет, что Организация в самом начале своей работы вынуждена столкнуться с ситуацией в Иране и разбирать спор между двумя членами Организации. Иранское правительство искренне сожалеет, что у него возник спор со страной, с которой его не только связывает давнишняя дружба, но которая является также его союзником по трехстороннему договору о союзе от 29 января 1942 года 32. Иран в немалой степени помог советской победе тем, что предоставил все свои ресурсы в распоряжение союзников для ведения войны, и весьма значительное количество предметов военного снабжения поступило в Советский Союз через Иран, через который в то время проходили едва ли не единственные пути сообщения с Советским Союзом. Иранские железные дороги, шоссейные дороги и все виды транспорта были использованы для этой цели даже ценой отказа иранскому населению в подвозе продовольствия.

32. Там же, Дополнение № 1, приложение 2B, прибавление A.

Я напоминаю Совету о том факте, что помощь, оказанная Ираном в ведении войны против общего врага, в частности обеспечение подвоза предметов снабжения из-за океана в Советский Союз, была официально признана в Тегеранской декларации 33, подписанной 1 декабря 1943 г. г-ном Черчиллем
Уинстон
ЧЕРЧИЛЛЬ
(1874 — 1965)
премьер-министр Великобритании 10 мая 1940—27 июля 1945
(См.: Биографию)
, маршалом Сталиным Иосиф Виссарионович
СТАЛИН
(1879 — 1953)
Председатель Совета народных комиссаров (Совета Министров) СССР 6 мая 1941—5 марта 1953
(См.: Биографию)
и президентом Рузвельтом
Франклин Делано
РУЗВЕЛЬТ
(1882 — 1945)
32-й президент США (4 марта 1933 — 12 апреля 1945) от Демократической партии.
(См.: Биографию)
. Иран порвал дипломатические отношения с державами оси — Германией и Италией — в сентябре 1941 г. и объявил войну Германии 9 сентября 1943 г. и Японии — в конце февраля 1945 года.

33. См. Официальные отчеты Совета Безопасности, первый год, первая серия, Дополнение № 1, приложение 2B, добавление A.

Представляемый мною меморандум излагает факты, относящиеся к этому прискорбному спору. Из меморандума видно, что иранское правительство искало разрешения этого спора непосредственным обращением к советскому правительству и пыталось, в соответствия со статьей 33 Устава, уладить дело путем переговоров. Как вы увидите из приложений к меморандуму, иранское правительство направило советскому правительству несколько нот, в которых указывало на вмешательство со стороны советских властей во внутренние дела Ирана, что составляет нарушение иранской независимости и суверенности, и просило советское правительство обсудить эти вопросы и исправить положение.

Но советское правительство или не отвечало на эти ноты или не считало возможным согласиться с протестами иранского правительства. Далее, иранский премьер-министр предложил в декабре 1945 г. приехать в Москву, в сопровождении иранского министра иностранных дел, для того чтобы уладить положение совместно с советским правительством. Это предложение было оставлено без внимания. Ввиду отказа советского правительства или обсудить положение или прекратить вмешательство во внутренние дела Ирана, иранскому правительству оставался единственный путь — довести этот спор до сведения Совета Безопасности, как ситуацию, могущую повести к международным трениям.

Детальное изложение обстоятельств, приведших к этой ситуации, дано в меморандуме. В нем показано, что в нарушение международного права и трехстороннего договора о союзе между Советским Союзом, Великобританией и Ираном от 29 января 1942 г., в нарушение Декларации трех держав, подписанной Соединенными Штатами Америки, Великобританией и СССР относительно Ирана на Тегеранской конференции в декабре 1943 г. и в нарушение принципов, [стр. 18] содержащихся в преамбуле Устава Организации Объединенных Наций, произошел ряд случаев вмешательства советских властей во внутренние дела Ирана.

Хотя трехсторонний договор предусматривает, что присутствие союзных войск на территории Ирана не составляет военной оккупации и что оно должно по возможности меньше мешать местной администрации и иранским войскам безопасности, равно как и не нарушать хозяйственной жизни страны, нормального передвижения населения и применения иранских законов и постановлений, тем не менее советские власти мешали администрации Ирана, вмешиваясь в ее работу в той зоне, где находились советские войска. В Азербайджане эта политика зашла так далеко, что иранское правительство не имело никакой возможности осуществлять свою власть в этой части Ирана; иранские войска безопасности не могли выполнять свои функции по подавлению беспорядков; советские власти нарушали экономическую жизнь страны созданием на границе так называемой советской зоны внутренних застав, проникать через которые товарам и гражданским лицам можно было только по усмотрению советских властей; никаким вооруженным силам иранского правительства не разрешалось продвигаться далее этих границ. Советские власти не давали иранским властям применять иранские законы и постановления в этих районах, то вынося самостоятельные решения, то запрещая местным властям осуществлять законы Ирана.

Хотя иранское правительство до известной степени терпело эти нарушения территориальной неприкосновенности и международного права во время войны, оно утверждает, что теперь, когда война кончилась, должен быть положен конец этим вмешательствам в независимость и суверенность Ирана. По окончании войны некоторые беспокойные элементы в Азербайджане пытались вызывать недовольство и беспорядки. Для иранского правительства было бы легко выполнить свой долг по восстановлению порядка, если бы войска безопасности имели возможность вступить в соответствующие районы. Но в этом было отказано, и иранские войска были задержаны у русских застав. Это, по мнению иранского правительства, представляет собой явное вмешательство во внутренние дела Ирана.

Из меморандума видно, что это только один пример из многих. Результат таков, что целые районы не находятся более под контролем центрального правительства, которое из-за действий советских властей не может посылать войска или чиновников в эти части страны. Ввиду того, что такие действия со стороны советских властей находятся в противоречии с трехсторонним договором, иранское правительство просит, чтобы Совет Безопасности рекомендовал, чтобы условия трехстороннего договора строго выполнялись; чтобы до тех пор, пока эвакуация советских войск, согласно обязательству, не будет полностью закончена, советские власти не предпринимали никаких действий, противоречащих этому договору или Тегеранской декларации, чтобы войскам и чиновникам была дана возможность выполнять свои нормальные правительственные функции и чтобы советские войска или чиновники в Иране никаким образом не вмешивались в осуществление власти центральным правительством. Иранское правительство просит также, чтобы Совет Безопасности рекомендовал прекращение советскими властями всякой моральной и материальной поддержки повстанцам в Азербайджане или диссидентским элементам в других частях страны.

Как помнят два члена Совета Безопасности, а именно Соединенные Штаты Америки и Великобритания, правительства обоих, будучи уведомлены о том, что советские войска не допустили движения иранских войск безопасности в Азербайджан, сделали советскому правительству представление о том, что правительство Ирана должно иметь полную свободу посылать свои вооруженные силы в любую часть Ирана для поддержания порядка на своей территории. Представление Соединенных Штатов содержалось в ноте от 24 ноября 1945 г., врученной послом Соединенных Штатов в Москве советскому правительству. Эта нота, после ссылки на договор о союзе и Тегеранскую декларацию, заявляла, что выполнение заверений, данных в Тегеране, требует «полной свободы для правительства Ирана передвигать свои вооруженные силы в пределах Ирана таким образом, каким оно считает это необходимым для поддержания своего авторитета и внутренней безопасности, — без всякого вмешательства со стороны советских, британских или американских военных или гражданских властей» 34.

34. Текст правительственных нот, упоминаемых в вышеуказанном заявлении, приведен в Официальных отчетах Совета Безопасности, первый год, первая серия, Дополнение № 1, приложение 2В, прибавление А.

В своем представлении, содержащемся в письме британского посла в Москве от 27 ноября 1945 г. на имя г-на Молотова Вячеслав Михайлович
МОЛОТОВ
(1890 — 1986)
Народный комиссар (Министр) иностранных дел СССР 3 мая 1939—4 марта 1949
(См.: Биографию)
, советского комиссара иностранных дел, Великобритания также ссылалась на Тегеранскую декларацию и заявляла, что британскому правительству кажется совершенно понятным, что иранское правительство стремится к поддержанию порядка на своей собственной территории и что совершенно законным является, чтобы оно имело возможность перебрасывать свои войска внутри своей собственной страны с этой целью. Британское правительство высказывало надежду, что советское правительство даст указание своим вооруженным силам в Иране в том смысле, что они не должны вмешиваться в осуществление иранским правительством своих суверенных прав на поддержание порядка в пределах собственной территории.

29 ноября 1945 г. советское правительство дало ответ на ноту правительства Соединенных Штатов от 24 ноября. Советское правительство заявляло, что события, имевшие место в северном Иране, не были вооруженным восстанием, направленным против иранского правительства, но что они были вызваны реакционными элементами, настроенными против предоставления национальных прав населению северного Ирана.

Что касается иранских войск безопасности, советское правительство заявило, что оно не препятствует передвижению войск, которые уже находятся в районах северного Ирана, но что оно настроено против посылки новых иранских войск в северные районы потому, что это увеличило бы беспорядки и кровопролитие и в свою очередь заставило бы советское правительство ввести дополнительные советские войска для [стр. 19] сохранения порядка и обеспечения безопасности советского гарнизона. Поскольку советское правительство находило дополнительный ввод войск в Иран нежелательным, оно считало, что ввод новых иранских сил в северные провинции не принесет пользы.

Из этой ноты явствует, что позиция советского правительства прямо противоположна договору о союзе и Тегеранской декларации. Не советское, а иранское правительство должно судить о размере и характере беспорядков в Азербайджане, ибо советское правительство по договору обязано не вмешиваться во внутренние дела Ирана. Поэтому советское правительство своим заявлением, что оно не считает ввод новых войск в Иран необходимым, признает, что оно совершило нарушение договора о союзе, который предусматривает, что присутствие советских войск не есть военная оккупация и что никакое вмешательство во внутренние дела Ирана не должно иметь места.

Иранское правительство обращалось непосредственно к советскому правительству по вопросу о посылке войск и чиновников в северный Иран. В ноте советскому правительству от 17 ноября иранское правительство известило советское правительство, что были отданы распоряжения о том, чтобы генерал-губернатор и губернаторы Азербайджана отправились для занятия своих постов. В дополнение к этому последовал приказ о посылке войск для восстановления порядка. Иранское правительство просило советское правительство об отдаче без промедления необходимых распоряжений советским военным властям о невмешательстве в свободу действий иранской армии и полиции. Иранское правительство предупредило, что если срочно не будет обращено внимание на эти вопросы, то при данной ситуации могут возникнуть гибельные последствия из-за стеснения свободы передвижения иранских войск, и что иранское правительство будет иметь право возложить ответственность за непринятие должных мер на советские военные власти.

После того как иранские вооруженные силы были задержаны советскими властями 21 ноября 1945 г., иранское правительство направило 22 и 23 ноября 1945 г. две ноты с просьбой, чтобы советским властям было немедленно дано телеграфное распоряжение о пропуске иранских войск.

26 ноября советское правительство ответило на спешную просьбу иранского правительства заявлением, уже приведенным выше, что если иранское правительство пошлет войска в Азербайджан, это только вызовет беспорядки и кровопролитие и что поэтому оно не считает возможным пропустить подкрепления в Азербайджан.

Остальная часть ноты советского правительства содержала категорическое отрицание многочисленных примеров вмешательства, приведенных иранским правительством в его ноте от 17 ноября. Заявление советского правительства в его нотах от 26 ноября иранскому правительству и 29 ноября правительству Соединенных Штатов о том, что оно не разрешило посылки войск в Азербайджан, избавляет меня от необходимости перечислять сейчас другие многочисленные случаи вмешательства со стороны советских военных и гражданских властей во внутренние дела Ирана; эти случаи полностью изложены в меморандуме, который я сегодня представляю.

1 декабря иранское правительство отправило свой ответ советскому правительству с выражением удовлетворения по поводу заверений, имевшихся в советской ноте, что эти инциденты не будут более повторяться, что вмешательство в северных провинциях прекратится и что войска безопасности будут в состоянии свободно передвигаться. Иранское правительство просило уведомить его о срочных мерах, которые советское посольство рассчитывало принять, чтобы обеспечить свободу передвижения иранских военных и гражданских властей в северных провинциях. Было выражено несогласие с заявлением советской ноты о том, что советское правительство не может отвечать за отсутствие должностных лиц в тех провинциях, где присутствие этих лиц могло бы быть полезным только в том случае, если бы в их распоряжение были предоставлены иранские войска безопасности.

Как разъяснено в моем письме от 26 января Совету Безопасности, нота от 1 декабря никоим образом не заканчивала собой переговоров. Напротив, она содержала просьбу иранского правительства, чтобы войскам было разрешено проследовать в северный Иран.

15 декабря 1945 г., накануне совещания трех министров иностранных дел в Москве, иранское правительство направило Великобритании, Соединенным Штатам Америки и Советскому Союзу ноту с просьбой о полной и немедленной эвакуации союзных войск с территории Ирана. Впредь до выполнения этой просьбы, иранское правительство просило, чтобы иностранные вооруженные силы, находящиеся в Иране, воздержались от вмешательства в свободное передвижение иранских войск безопасности, с тем чтобы могла быть восстановлена в стране безопасность.

При этих обстоятельствах, просьба Ирана заключается в том, чтобы советские власти прекратили вмешиваться во внутренние дела Ирана и чтобы иранским вооруженным силам и чиновникам не затруднялось свободное передвижение по территории, на которой находятся советские войска, и не создавалось препятствий выполнению ими своих обязанностей и в особенности — чтобы не чинилось препятствий посылке иранских войск безопасности в Азербайджан или в любую другую часть Ирана для восстановления законности и порядка. Кроме того, иранское правительство просит, чтобы советское правительство отдало необходимые распоряжения о полном удалении всех советских войск и должностных лиц к 2 марта 1946 года.

Я уверен, что в том же духе справедливости, который движет новой международной организацией, и в соответствии с принципами, изложенными в пункте 4 статьи 2 Устава Объединенных Наций, Совет Безопасности удовлетворит просьбу Ирана о том, чтобы впредь до завершения ожидаемого вывода, советских войск Иран имел полную свободу действий на своей территории.

Добавляю к этому, что, излагая эти факты, иранская делегация желает сохранить добрые отношения с Советским Союзом. Я пытался корректно и объективно изложить факты, относящиеся к этой неприятной ситуации, которая, как искренне надеется иранская делегация,

[стр. 20] разъяснится путем рекомендаций Совета Безопасности в целях поддержания длительной дружбы между Советским Союзом и Ираном.

[стр. 21]


ООН. Совет безопасности. Официальные отчеты: Первый год, первая серия. — Нью-Йорк: ООН, 1947, стр. 13—23

 

Вверх


Категория: 1946—1955. Первые годы деятельности Организации Объединенных Наций, Иранский кризис 1945–1946, 1946. Иранский вопрос | Теги: иранский вопрос
Просмотров: 46 |