Главная » События. Персоны. Даты » 1921 » Август 1921

1921. 26 августа —16 апреля 1922. Дайренская конференция представителей Дальневосточной Республики и Японии
Добавлено 09.04.2018, 15:50, Изменено 02.03.2020, 20:57

ДАЙРЕНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ, происходила с 26 авг. 1921 по 15 апр. 1922 между Дальневосточной республикой (см.) и Японией в Дайрене. Целью переговоров со стороны ДВР было добиться увода с территории Амурской и Приморской губ. и Сахалинской области японских войск, введенных Японией в период интервенции на Дальнем Востоке и Сибири, а со стороны Японии, вынужденной прекратить интервенцию под натиском партизанского революционного движения,— добиться компенсации за увод своих войск. Предварительные переговоры велись между представителем ДВР и вице-консулом Японии в Харбине еще летом 1921, но только в авг. Япония согласилась на открытие официальных переговоров. Со стороны ДВР председателем делегации был Ф. Н. Петров; японская делегация возглавлялась Мацушимой. Большое влияние на работы японской делегации оказывал представитель генерального штаба ген. Такаянаги, хотя официально он и не выступал на заседаниях конференции. Кроме этих дипломатов в работе конференции принимали участие эксперты. Всего состоялось 39 официальных заседаний. Первые заседания были посвящены обсуждению принципов [стлб. 181] проекта договора. Выдвинутое на этих заседаниях требование делегации ДВР опубликовать совместную декларацию о прекращении враждебных действий было отвергнуто японцами, боявшимися, что такая декларация вызовет к ним недоверие со стороны сконцентрированных в районе расположения японских войск остатков белогвардейских банд. Японцы формально удовлетворили только второе требование делегации ДВР — о запрещении японским подданным покупать распродававшееся белогвардейскими правительствами сконцентрированное в Приморской области разное имущество. 6 сентября делегация ДВР передала японской делегации проект договора из 29 пунктов. В основу этого проекта был положен принцип взаимности. По проекту японцам предоставлялось право получения концессий на территории ДВР, в соответствии с конституцией ДВР и соответствующими договорами и соглашениями между ДВР и РСФСР, а японцы обязывались в месячный срок полностью эвакуировать все свои войска с территории ДВР и передать представителям ДВР все захваченное ими военное и всякое иное имущество. В поправках, к-рые японцы вносили по частям в проект делегации ДВР, они добивались во-первых отказа от упоминания в договоре вопроса об эвакуации японских войск, требовали далее признания ДВР всех договоров, заключенных между японцами и белогвардейскими правительствами, внесения в договор обязательства упразднить (а на отдельных участках даже взорвать) военные укрепления во Владивостоке и объявить его чисто торговым портом, настаивали на обязательстве не возводить укреплений на границе с Кореей, предоставлении японским судам каботажного плавания по советскому дальневосточному побережью и плавания по реке Амуру под японским флагом, а также на согласии ДВР на получение Японией от Китая права плавания японских судов и по Сунгари. Вопрос же об эвакуации японских войск с территории Дальневосточной республики они поставили в связь с особой компенсацией за так называемые «Николаевские события», заключавшиеся в том, что спровоцированный японским командованием отряд партизан под командой Тряпицына устроил налет на Николаевск, причем во время налета погибло значительное число японских подданных.

После двухнедельного перерыва японская делегация представила свой контрпроект из 17 пунктов и 3 секретных приложений. Помимо указанных уже поправок контрпроект требовал, чтобы дано было обязательство о поддержании в ДВР «некоммунистического строя», отменены были всякие ограничения для японских граждан в области промышленности, торговли, земледелия и права собственности на землю для японцев, предоставлены были новые льготы японским рыбопромышленникам, сверх уже предоставленных по прежним договорам, и выдвигали также ряд др. пунктов, обеспечивающих Японии экономическое и политическое преобладание на советском [стлб. 182] Дальнем Востоке по сравнению с др. странами. Одновременно японцы отвергли требование ДВР о немедленном создании двух комиссий: по рыболовству, с участием представителя РСФСР, и военной комиссии — по вопросу об эвакуации. Начавшаяся в начале ноября Вашингтонская конференция (см.), на к-рой Япония потерпела ряд поражений в своей дальневосточной политике, особенно в области своих агрессивных планов по отношению к Китаю, вызвала затишье в работах Д. к. В середине ноября делегация ДВР внесла вновь проект военного соглашения, предусматривавший полную эвакуацию японских войск, однако японцы отказались обсуждать этот вопрос до получения компенсации за «Николаевские события». Одновременно же японцами было спровоцировано вооруженное выступление сосредоточенных в Приморьи остатков белогвардейских войск. В середине декабря в Дайрен прибыл представитель РСФСР Ю. Ю. Мархлевский для участия в разрешении всех вопросов, в которых заинтересована была РСФСР. Однако в связи с закулисной борьбой, разыгравшейся на Вашингтонской конференции вокруг сибирского вопроса, японцы всячески старались тормозить развитие работ Д. конференции. Только в конце марта 1922 работы конференции оживились. К 10 апреля были улажены почти все спорные вопросы, причем японцы отказались почти от всех своих требований, противоречивших интересам ДВР и РСФСР. Остались неулаженными только два пункта военного соглашения: вопрос о праве вывоза японским командованием захваченного в Приморской области военного имущества и вопрос об окончательном сроке полной эвакуации японских войск. Однако к этому времени успела в значительной мере измениться международная обстановка как для Японии, так и для РСФСР, и в порядок дня поставлен был уже вопрос о возможном объединении ДВР с РСФСР. Поэтому, когда на заседании 15/IV японская делегация предъявила новый проект соглашения, к-рый почти полностью повторял все первоначальные японские притязания, являвшиеся выражением милитаристич. вожделений японского генерального штаба — главного идеолога японских империалнстич. устремлений на Дальнем Востоке, находившегося в свою очередь под влиянием крупных японских банков,— то делегация ДВР отказалась от дальнейшего ведения переговоров и уехала из Дайрена.

Колеблющаяся политика японской делегации на Д. к. являлась отражением, с одной стороны, борьбы, которая разыгралась в это время по вопросу об интервенции между отдельными группировками японского промышленного и финансового капитала, а с другой стороны — изменившихся в значительной мере методов борьбы с Советской Россией мирового империализма, шедшего в этот период на мирные переговоры с большевиками. Результаты Д. к. нельзя считать бесплодными, ибо те принципы возможного соглашения с Японией, которые были намечены в Дайрене, нашли в значительной мере свое воплощение в [стлб. 183] имевшей место в начале сентября 1922 Чаньчунской конференции (см.), закончившейся подписанием договора с Японией. Д. к. имела также огромное значение в смысле выявления всех основных экономических и политических тенденций японских промышлен., финанс. и торговых кругов в отношении советского Дальнего Востока.

Ф. Петров. [стлб. 184]

Большая советская энциклопедия. [1-е изд.] Том 20 — М.: Большая сов. энциклопедия, 1930, стлб. 181—184


Категория: Гражданская война и интервенция в России, Декабрь 1921, СССР (до 30 декабря 1922 — РСФСР), Апрель 1922, Даты, Международные конгрессы, конференции и совещания, Япония, Август 1921, Сентябрь 1921, Октябрь 1921, Ноябрь 1921, Январь 1922, Февраль 1922, Март 1922
Просмотров: 262 |