Главная » События. Персоны. Даты » 1925 » Январь—февраль 1925

1925. 16—17 января. Конференция министров иностранных дел Польши, Эстонии Латвии и Финляндии в Гельсингфорсе
Добавлено 30.09.2022, 17:17, Изменено 30.09.2022, 17:17

Конференция министров иностранных дел Польши, Эстонии Латвии и Финляндии в Гельсингфорсе состоялась 16—17 января 1925 г. Она имела целью создание антисоветского военно-политического прибалтийского блока, инициаторами и вдохновителями которого выступали правящие круги Англии и Франции. Эти круги рассматривали его в качестве составной части единого фронта капиталистических стран, который они в то время создавали против СССР (см. «Документы внешней политики СССР», т. VIII, прим. 60, 68 - стр. 779, 782). [стр. 762]

Особая роль в сколачивании прибалтийского блока отводилась Польше и Эстонии (см. «Документы внешней политики СССР», т. VIII, док. № 9 (стр. 20), 16 (стр. 31), 40 (стр. 94), 56 (стр. 120), 358 (стр. 639)). Латвия, поддерживая идею организации этого военно-политического союза, занимала выжидательную позицию, намереваясь сначала заключить союз с Эстонией и Литвой, чтобы тем самым ослабить влияние Польши в польско-прибалтийском блоке. Финляндия сдержанно относилась к планам военного блока с Польшей, склоняясь к союзу со скандинавскими странами (см. «Документы внешней политики СССР», т. VIII, прим. 174 (стр. 810)).

По замыслам инициаторов блока, в его состав должна была войти и Литва. Однако вследствие конфликта с Польшей из-за Виленской области (см. «Документы внешней политики СССР», т. IV, прим. 90 (стр. 794-795) и «Документы внешней политики СССР», т. VI, прим. 45 (стр. 613) она отказалась участвовать в Гельсингфорсской конференции и была представлена на ней лишь неофициальным наблюдателем.

Формально конференция закончилась подписанием Конвенции об арбитраже и примирении (см. «Документы внешней политики СССР», т. VIII, прим. 8 (стр. 766)) и ряда документов, касавшихся, в частности, коммуникаций в Прибалтике, выдачи паспортов, культурного обмена и др. В то же время на конференции имели место секретные заседания (см. «Документы внешней политики СССР», т. VIII, прим. 48 (стр. 776).

После Гельсингфорсской конференции вопрос о созданий блока обсуждался на совещании представителей генеральных штабов Польши и прибалтийских стран (см. «Документы внешней политики СССР», т. VIII, прим. 61 (стр. 780), на совещании представителей этих стран в Женеве (см. «Документы внешней политики СССР», т. VIII, док. № 358 (стр. 639) и в ходе двусторонних переговоров между этими странами. Попытки создания блока предпринимались и в последующие годы.

Официальные представители Англии и Франции пытались представить дело так, будто их правительства непричастны к планам сколачивания прибалтийского антисоветского блока. Например, французский посол в Москве Эрбетт в беседе с Г. В. Чичериным
Георгий Васильевич
ЧИЧЕРИН
(1872 — 1936)
Народный комиссар иностранных дел СССР 30 мая 1918—21 июля 1930 (до 6 июля 1923—РСФСР).
(См.: Биографию)
10 июля 1925 г. заверял, что «приписываемое французскому правительству участие в едином фронте, или вообще во враждебных замыслах против СССР, в давлении на какие-либо лимитрофные правительства с враждебными нам (Советскому Союзу. — Ред.) целями и т. д., — нисколько не соответствует действительности». Подобные «заверения» делались и со стороны представителей Англии (см. «Документы внешней политики СССР», т. VIII, док. № 17 (стр. 33), 63 (стр. 137), 234 (стр. 432). Однако документальные архивные материалы опровергают эти утверждения. Англия и Франция, совместно вынашивая антисоветские планы, преследовали вместе с тем и свои собственные цели. Правящие круги Франции, в частности, рассчитывали использовать польско-прибалтийский блок для оказания давления на Германию в случае, если бы последняя потребовала пересмотра границ, установленных Версальским договором. По их замыслам, военно-политический союз Польши и прибалтийских стран должен был базироваться на Варшавском соглашении (см. «Документы внешней политики СССР», т. VIII, прим 7 (стр. 765) под эгидой Польши. Накануне Гельсингфорсской конференции эстонский посланник во Франции сообщал 12 января 1925 г. в МИД Эстонии: «Кэ д’Орсэ хотело бы, чтобы Гельсингфорсская конференция закончилась успешно; оно желало, чтобы Финляндия присоединилась к Варшавскому соглашению, Если это невозможно, то чтобы Эстония, Латвия, Польша объединились в союз».

Английские правящие круги со своей стороны стремились к тому, чтобы антисоветский прибалтийский блок и то же время служил средством укрепления политического и экономического влияния Англии в этом районе Европы. Кроме того, они выступали за создание блока на более широкой основе, включая Скандинавские страны. 21 января 1924 г. латвийский посланник в Англии Биссенек писал в МИД Латвии, что Англия весьма заинтересована в установлении тесного сотрудничества между балтийскими и скандинавскими государствами. «Можно полагать, — говорилось в его донесении, — что Англия приложит все силы к тому, чтобы содействовать созданию такого блока. Если бы это удалось, Англия стала бы определяющей силой в водах Балтийского моря. Если бы таким путем Англия смогла установить господство над Балтийским морем, то ей не нужно было бы много беспокоиться в отношении России, так как угрозой высадки десанта в Петрограде она могла бы добиться осуществления [стр. 763] своих намерений». В донесении эстонского посланника в Англии Калласа от 20 июля 1924 г. говорилось: «В британских военных кругах господствует мнение: пусть малые прибалтийские государства заключат между собой (чем быстрее, тем лучше) оборонительный союз, пусть они по крайней мере немедленно перейдут на общую систему обороны — это было бы им самим на случай войны большой помощью — и тогда также можно было бы оказать помощь извне». Каллас подчеркивал, что об этом он неоднократно сообщал и ранее. Усматривая в польско-литовском конфликте препятствие к созданию блока, английское правительство дало указание своему посланнику в прибалтийских странах Воэну выступить посредником в его урегулировании. 23 марта 1925 г. польский военный атташе в Лондоне сообщал в Варшаву: «Проблема прибалтийских государств и ее развитие приобретает на здешней почве все более актуальный характер. Причиной этого является все более решительное отношение к России». «Поэтому, — писал он далее,— самым неотложным делом считают необходимость ликвидировать литовско-польский спор [...]. В поисках разрешения этого вопроса обнаружились голоса, поднимающие значение Польши в Средней Европе и указывающие иа необходимость опоры антирусского блока на Польшу, По отношению к остальным прибалтийским государствам Англия занимает благожелательную позицию и очень охотно встретит их консолидацию; понятно, что сближение Польши с этими государствами также будет воспринято с удовлетворением. Этот поворот, по моему мнению, вызван [...] стремлением создать антирусский блок, чтобы не допустить Россию к Балтийскому морю». Заведующий отделом балтийских стран МИД Латвии в докладной записке министру иностранных дел Мееровнцу о своей беседе, состоявшейся 21 июня 1925 г., с секретарем английской миссии в Прибалтике Лидером и помощником заведующего северным департаментом МИД Англии Ренделом, писал, что Липер «начал пространно рассказывать о едином фронте от Финляндии до Румынии, подчеркивая, что разногласия между балтийскими государствами только ослабляют этот фронт».

Разрабатывая планы превращения Прибалтики в плацдарм для нападения на СССР непроведения против Советского государства подрывной и разведывательной деятельности, Англия принимала самое непосредственное участие в подготовке офицерского состава, в вооружении и реорганизации армий прибалтийских стран; в Прибалтике почти постоянно находились различные английские военные миссии. С Эстонией велись переговоры о пребывании в эстонских водах английских военных кораблей и о сдаче Англии в аренду эстонских островов Эзель и Даго (см. «Документы внешней политики СССР», т. VIII, прим. 14 (стр. 768), 58 (стр. 778-779).

Планы создания антисоветского военно-политического блока в Прибалтике на севере Европы не были осуществлены ввиду активной миролюбивой внешней политики Советского государства, предложившего прибалтийским странам и Польше заключить договоры о нейтралитете и ненападении (см. «Документы внешней политики СССР», т. VIII, прим. 47 (стр. 775-776), а также вследствие разногласий прибалтийских стран с Польшей и соперничества империалистических держав за преобладающее влияние в этих странах. [стр. 764]

Документы внешней политики СССР. Том 8: 1 января — 31 декабря 1925. / Под ред. И. К. Коблякова и др. Пред. ком. А. А. Громыко — М.: Госполитиздат, 1963, стр. 762—764


Категория: Финляндия, Польша, Даты, Международные конгрессы, конференции и совещания, Эстония, Латвия, Январь—февраль 1925
Просмотров: 70 |