Главная » Библиотека » Сборники документов внешней политики

Документы внешней политики СССР. Том 15
Добавлено 02.04.2018, 16:15

Документы внешней политики СССР. Том 15 Документы внешней политики СССР. Том 15:
1 января — 31 декабря 1932.

Под ред. Г. К. Деева и др. Пред. ком. А. А. Громыко — М.: Госполитиздат, 1969.— 868 с.

Настоящий том содержит документы внешней политики Советского Союза за период с 1 января по 31 декабря 1932 г. На основе политических и хозяйственных достижений предыдущих лет советский народ добился в 1932 г. новых знаменательных побед. Советское государство успешно продолжало создание собственной передовой технической базы для социалистической реконструкции всех отраслей народного хозяйства. В сельском хозяйстве господствующее положение заняли колхозы и совхозы. Продолжался рост благосостояния и подъем культурного уровня трудящихся. В Стране Советов был построен фундамент социализма. Возрастали экономическая и военная мощь Советского Союза, его роль в международных отношениях.



Предисловие

Настоящий том содержит документы внешней политики Советского Союза за период с 1 января по 31 декабря 1932 г.

На основе политических и хозяйственных достижений предыдущих лет советский народ добился в 1932 г. новых знаменательных побед. Советское государство успешно продолжало создание собственной передовой технической базы для социалистической реконструкции всех отраслей народного хозяйства. В сельском хозяйстве господствующее положение заняли колхозы н совхозы. Продолжался рост благосостояния и подъем культурного уровня трудящихся. В Стране Советов был построен фундамент социализма. Возрастали экономическая и военная мощь Советского Союза, его роль в международных отношениях.

На фоне жесточайшего экономического кризиса в капиталистических странах политический, экономический и культурный подъем Советского Союза, досрочное выполнение им первой пятилетки особенно наглядно свидетельствовали о преимуществах социалистического строя. Трудящиеся всего мира воспринимали с чувством глубокого удовлетворения успехи первого в истории социалистического государства.

Но в то же время внешнеполитическое положение Советского Союза в связи с обострением обстановки на Дальнем Востоке и усилением фашизма в Европе значительно осложнилось.

Правящие круги Японии, среди которых преобладающее влияние имели милитаристы, не скрывали своих агрессивных военных планов против СССР. При попустительстве японского правительства и японских властей в Маньчжурии милитаристы организовывали различные инциденты и провокации (взрывы на КВЖД, захват железнодорожных составов, незаконная задержка советских торговых судов и т. д.). Японская сторона стремилась затягивать переговоры по важным рыболовным вопросам, выдвигая требования, явно нарушавшие советско-японскую рыболовную конвенцию. Японская печать систематически вела враждебную пропаганду и подчеркивала «неизбежность войны с СССР».

Несмотря на неоднократные напоминания, правительство Японии уклонялось от определенного ответа на предложение Советского правительства от 31 декабря 1931 г. о заключении пакта о ненападении; после же восстановления советско-китайских отношений в декабре 1932 г. оно заявило, что еще «не созрел момент» для заключения такого пакта.

Агрессивные устремления Японии как в отношении СССР, так и Китая по существу поощрялись политикой западных держав на Дальнем Востоке. США, Англия и Франция, заинтересованные наряду с Японией в грабеже и разделе Китая, несмотря на наличие между ними острых империалистических противоречий, рассматривали японского агрессора в качестве силы для подавления революционного движения в Китае, а захват Японией Маньчжурии — как создание плацдарма для развязывания советско-японской войны. Такая политика империалистических стран привела к нарастанию напряженности в международных отношениях и созданию милитаристской Японией на Дальнем Востоке первого очага новой мировой войны. Военная опасность для Советского Союза усилилась.

Однако последовательная борьба Советского государства за мир и разоружение, его твердость в охране своих суверенных прав, меры, принятые для укрепления обороны советского Дальнего Востока, активная политика, направленная на заключение двусторонних пактов о ненападении, сорвали осуществление враждебных планов по организации новой интервенции против Советского Союза.

Опубликованные в XV томе документы свидетельствуют о том, что Советское правительство неизменно стояло на позиции признания полного суверенитета Китая, скорейшего урегулирования отношений между СССР и Китаем на основе равноправия сторон. Трудящиеся и правительство Советского Союза были солидарны с китайским народом, боровшимся с японскими захватчиками за независимость своей страны. Между тем китайское (нанкинское) правительство продолжало проводить в отношении СССР недружелюбную политику. После захвата Японией Маньчжурии оно сохраняло свое дипломатическое представительство в Токио, но не спешило нормализовать отношения с Советским Союзом. Решение Центрального политического совета гоминдана приступить к переговорам с Советским правительством о возобновлении отношений, как сообщал посланник США в Китае Н. Джонсон государственному секретарю Стимсону 9 июня 1932 г., было продиктовано, наряду с внутриполитическими причинами, стремлением «ускорить войну между Россией и Японией» (См. «Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers». Vol. IV. The Far East. Washington, 1948. p. 70.).

Осложнению обстановки на Дальнем Востоке содействовала политика США вообще и в отношении Советского Союза в частности. Враждебный антисоветский курс правительства Гувера был направлен к тому, чтобы подталкивать японских милитаристов к осуществлению их агрессивных планов по захвату советского Дальнего Востока. Вместе с тем США, пытаясь спровоцировать японо-советскую войну и добиться ослабления как СССР, так и Японии, стремились укрепить за их счет свои позиции на Тихом океане. Поэтому не случайными были выступления американской печати, в которых доказывалось, что маньчжурская политика Японии не направлена против Китая, но является первым шагом к осуществлению «оборонительной экспансии» против Советской России. В подобном же духе события в Маньчжурии оценивались и официальными представителями США (См., например. «Foreign Relations of the United States, Diplomatic Papers», Vol. III. The Far East Washington, 1948. pp. 8—9, 26—27, 560.).

Правительство Гувера проводило враждебный Советскому Союзу курс также и в области торговли: оно запретило ввоз ряда советских товаров, провело повышение таможенных тарифов. Советские внешнеторговые организации предприняли вынужденные ответные меры: советский импорт из США в 1932 г. по сравнению с 1930 г. сократился почти в 8 раз.

С другой стороны, неудачи политики Гувера на Дальнем Востоке, ослабление позиций США в Европе, резкое сокращение советско-американской торговли, рост международного авторитета СССР не могли не оказать отрезвляющего воздействия на определенную часть правящих и деловых кругов США, реалистически оценивавших положение. Эти круги все яснее стали сознавать необходимость нормализации советско-американских отношений. Движение в США за признание Советского Союза приобрело широкий характер, которое и победило в следующем году.

Отношения Советского Союза с Великобританией оставались напряженными. Английское правительство в начале года настаивало на «выравнивании» внешнеторгового баланса. Советское правительство, согласившись вступить в переговоры, выдвинуло со своей стороны предложение рассмотреть наряду с вопросом о советском экспорте и импорте также вопрос об условиях предоставления кредита. Представители Англии затягивали переговоры и связывали их с вопросами, не имевшими отношения к торговле (например, с делом компании «Лена-Голдфилдс» и др.) Затем английское правительство, следуя своей антисоветской политике, 17 октября 1932 г. нотифицировало денонсацию временного торгового соглашения от 16 апреля 1930 г.

Недовольство части английских торгово-промышленных кругов, интересы которых были серьезно задеты этим решением, укрепление позиций Советского Союза на Дальнем Востоке вынудили правительство Англии сделать правительству СССР предложение начать переговоры о заключении нового торгового соглашения. Советский Союз, стремясь стабилизировать свои отношения с Великобританией, согласился на это. Однако английское правительство с самого начала переговоров выдвигало такие предложения, которые затрудняли установление основ нового соглашения. Реакционные круги Англии добивались срыва переговоров. Все это отрицательно сказывалось на состоянии отношений между обеими странами.

В томе опубликованы документы, свидетельствующие о стремлении Советского Союза к заключению двусторонних пактов о ненападении, являвшихся важным фактором сохранения мира. Советское правительство, настойчиво проводя эту политику, добилось в 1932 г, заключения таких пактов с Финляндией, Латвией, Эстонией, Польшей и Францией. С этими странами были также подписаны конвенции о согласительной процедуре.

Большое значение с точки зрения укрепления мирных отношений СССР с европейскими странами имели пакты о ненападении с Францией и Польшей. Советской дипломатии, как видно из документов тома, пришлось преодолеть значительные препятствия, прежде чем были завершены переговоры о пакте с Францией, который был парафирован в августе 1931 г., а подписан лишь 29 ноября 1932 г. Хотя инициатива переговоров в 1931 г. исходила от французского правительства (ранее, начиная с 1926 г., Советское правительство неоднократно предлагало правительству Франции заключить пакт о ненападении), наиболее реакционная часть правящих кругов Франции всячески препятствовала сближению с Советским Союзом. После убийства президента Думера правительство Тардье стало на путь осложнения отношений с Советским Союзом. Пришедшее в дальнейшем к власти правительство Эррио более трезво оценивало перспективы развития международных событий в свете усиления реваншизма в Германии. В связи с настоятельными предложениями правительства СССР подписать парафированный франко-советский пакт о ненападении французское правительство в начале августа 1932 г. приняло решение о возобновлении переговоров по этому вопросу. Тем не менее, как и раньше, в качестве непременного условия оно выдвигало требование о заключении Советским Союзом подобного пакта и с Румынией.

Аналогичное требование относительно подписания советско-румынского пакта выдвигало со своей стороны и польское правительство. Договор о ненападении между СССР и Польшей, парафированный 25 января, был подписан лишь 25 июля 1932 г.

Советский Союз в интересах укрепления всеобщего мира и установления отношений, основанных на взаимном доверии, делал все возможное для достижения соглашения о ненападении с Румынией. Но королевское правительство, вступив в переговоры, пыталось добиться отказа Советского Союза от Бессарабии, незаконно оккупированной Румынией в 1918 г. Разумеется, на такой основе соглашение состояться не могло.

Документы тома отражают ухудшение советско-германских отношений, наступившее особенно со второй половины 1932 г., после прихода к власти правительства фон Папена, при котором, наряду с поощрением роста фашизма и реваншизма, значительно усилились антисоветские тенденции в политике Германии. Это выразилось в попытке достичь военного союза с Францией против СССР, в затягивании ратификации Московского протокола от 24 нюня 1931 г. о продлении договора о нейтралитете от 24 апреля 1926 г., в стремлении умалить значение Рапалльского договора, в дискриминации СССР во внешней торговле, в полицейских налетах на советские консульства. антисоветской кампании в реакционной печати.

Вместе с тем хозяйственные трудности в Германии, вызванные мировым экономическим кризисом, заинтересованность германской экономики в торговых связях с Советским Союзом вынуждали германские правящие круги поддерживать экономические отношения с СССР. 7 мая германское правительство утвердило советско-германский экспортный протокол от 22 декабря 1931 г., а 15 июня 1932 г. подписало новое торговое соглашение о взаимных поставках товаров и о кредитах Советскому Союзу.

Но проводившаяся германским правительством политика аграрного протекционизма поставила под удар важнейшие статьи советского экспорта в Германию. И если протокол от 22 декабря 1931 г. предусматривал расширение экспорта СССР, то заключительный протокол советско-германских экономических переговоров от 17 января 1933 г. свидетельствовал об отказе германской стороны от выполнения этой задачи.

Из документов настоящего тома видно, что Советский Союз в 1932 г. продолжал упорную борьбу за разоружение на Женевской конференции по ограничению и сокращению вооружений. Эта борьба была особенно сложной и трудной в тех условиях, когда в капиталистических странах началась подготовка к новой войне, а Япония фактически уже вела необъявленную войну в Китае. Советская делегация на конференции по разоружению внесла резолюцию о том, чтобы положить в основу работ конференции проект конвенции о полном и всеобщем разоружении, выдвинутый Советским Союзом на Подготовительной комиссии ]5 февраля 1928 г. В то же время, учитывая возможность отклонения этой резолюции, советская делегация внесла на рассмотрение конференции несколько дополненный проект конвенции о прогрессивно-пропорциональном сокращении вооружении, представленный Подготовительной комиссии 23 марта 1928 г. Однако конференция не приняла советских предложений. Выдвинутые делегациями капиталистических стран проекты преследовали иные цели, противоположные идее разоружения: сохранить свои вооружения и вооруженные силы или же получить под прикрытием мероприятий по «разоружению» преимущества в том или ином виде вооружении для своей страны. Кроме того, признав право Германии на равенство в вооружениях, западные державы, несмотря на некоторые сделанные ими оговорки, предоставили ей возможность вооружаться открыто. В дальнейшем империалистические государства, отказавшись от ширмы пацифизма, перешли к политике постепенного срыва работ Женевской конференции.

Отношения Советского Союза со странами Ближнего и Среднего Востока продолжали развиваться на дружественной основе. Это в первую очередь относится к советско-турецким отношениям. Документы тома освещают экономическую и научно-техническую помощь Советского Союза Турции, выразившуюся в предоставлении долгосрочного кредита для приобретения новейших видов промышленного оборудования советского производства, в участии советских специалистов в строительстве в Турции текстильного комбината и др. Визит председателя совета министров Турции Исмет-паши в СССР в сопровождении министра иностранных дел и других ответственных деятелей Турции, их встречи с советскими руководителями способствовали созданию атмосферы взаимопонимания и упрочению связей между обеими странами.

Советский Союз неизменно проводил добрососедскую политику в отношениях с Персией. Правительство и народы СССР поддерживали ее справедливую борьбу за национальные интересы страны во время конфликта с Англо-Персидской нефтяной компанией. Визит министра двора Персии Теймурташа в Советский Союз способствовал развитию советско-персидских отношении.

В 1932 г. между СССР и Афганистаном были подписаны почтовое и телеграфное соглашения, состоялся обмен нотами о разрешении пограничных инцидентов.

Всесторонние дружественные связи между СССР и Монгольской Народной Республикой продолжали развиваться и крепнуть. Это имело особо важное значение, поскольку агрессивные устремления японской военщины были направлены не только против Советского Союза, но и против МНР.

В XV томе содержатся многочисленные документы, освещающие политические и экономические отношения СССР с Италией, Грецией, Геджасом, Йеменом, Финляндией, Швецией, Норвегией, Данией, со странами Латинской Америки и другими государствами.

Документы тома, преобладающая часть которых публикуется впервые, показывают, какую целеустремленную, многогранную и гибкую политику проводило Советское правительство в области внешних сношений, обеспечивая условия для дальнейшего социалистического строительства в СССР и укрепления мощи Советского государства в сложной обстановке того времени.

* * *

Методы публикации и оформления документов изложены в предисловиях к I, II, V и VIII томам настоящего издания. В подготовке тома к печати принимали участие сотрудники Редакционного аппарата Комиссии по изданию дипломатических документов при МИД СССР: В. М. Балашов, М. А. Бугреев, А. Я. Быкова, Н. П. Галичий, И. Г. Голуб, А. Я. Грушин, В. Л. Дюков, Л. В. Евдокимов, Н. И. Жужунава, кандидат исторических наук Л. Н. Игнатьев, Г. И. Карлов, М. А. Костылев, И. Н. Никитин, кандидат экономических наук И. М. Пахомов, М. А. Попов, Г. М. Сиволобова, Ю. И. Устюгов, М. П. Хламова; научно-справочные работы по тому выполняли сотрудники Института всеобщей нсторин и Института славяноведения и балканистики АН СССР И. Н. Грибникова, Л. В. Заборовский, Е. В. Пилишек.

Некоторые примечания к документам составлены сотрудниками Института востоковедения и Института всеобщей истории АН СССР кандидатом исторических наук Л. А. Боровковой и Ю. Р. Ульяновым.

 


Зарегистрированные пользователи могут читать книгу онлайн
Регистрация | Вход

Категория: Сборники документов внешней политики | Теги: Документы внешней политики
Просмотров: 947 |